• 10 октября 2019
  • Автор:
  • Фото:Оригинальная шведская обложка книги «Тайны Лидии»

Тут Рембрандт мне и говорит!

Совсем скоро в издательстве «КомпасГид» выходит книга «Тайна Лидии. Волшебное путешествие в мир живописи». Ее автор, популярный шведский писатель и музыкант Финн Сеттерхольм, отправил свою юную героиню в странствие через время и пространство и лично познакомил с выдающимися мастерами прошлого – от Леонардо да Винчи до Сальвадора Дали. Накануне публикации этой приключенческой повести «ХЧ» с любезного согласия издательства отдал рукопись двум «экспертам»: маме и ее 10-летнему сыну, чтобы они – каждый с высоты своего опыта и представлений о прекрасном – вынесли о ней собственное авторитетное суждение.

В Стокгольме, воспетом некогда неподражаемой Астрид Линдгрен, живет девочка Лидия. У нее есть мама, папа, дедушка-врач – большой ценитель живописи – и альбом для рисования. Собственно, больше Лидии для счастья ничего и не нужно. Нет, стоп, еще у Лидии есть скамейка в парке – укромное местечко, принадлежащее ей и только ей, – там, скрывшись от посторонних глаз в густых зарослях, она может просиживать часами и рисовать, рисовать, рисовать. С этой скамейки все и начинается. Девочку затягивает в водоворот столь невероятных и частенько опасных приключений, что только держись. Первая остановка – Голландия времен Рембрандта (каким ветром Лидию туда занесло мы вам не скажем, а то читать будет неинтересно). А вот и сам господин живописец: добрая душа, он приютил Лидию в своем доме, наотрез отказавшись сдать нежданную гостью в приют. Чуть не утонув во время сильного наводнения, Лидия попадает в Мадрид, где встречает Веласкеса, инфанту Маргариту и святую инквизицию, будь она неладна. Инквизиторы быстренько обвиняют странную девочку в колдовстве и уже, потирая руки, разводят для нее костер, но в последний момент Лидии удается улизнуть, чтобы поближе познакомиться с самим Леонардо и его несравненной моделью Моной Лизой, женщиной приятной во всех отношениях, если не считать проблем с пищеварением. Оттуда дорога юной путешественницы лежит в Англию – прямиком к Уильяму Тернеру, непревзойденному пейзажисту и чудаку, каких свет не видывал. Затем в Париже она видится с Дега, а финальной точкой ее невероятного путешествия во времени оказывается крошечный Кадакес, где со своей злючкой-женой Галой обосновался сам Сальвадор Дали, по сравнению с которым эксцентричный Тернер – образец педантичного занудства.

Все мастера – по-настоящему живые, веселые и уставшие, вздорные и сомневающиеся, но неизменно человечные – так или иначе участвуют в судьбе Лидии, а попутно не скупятся на дельные профессиональные советы. Они учат ее смешивать краски и натягивать холст на подрамник, объясняют про светотень и эффект сфумато, рассказывают, как буквально парой штрихов остановить мгновение, запечатлев на рисунке порыв человеческой души. История живописи, замаскированная под авантюрный сюжет про «попаданцев», – беспроигрышный ход, чтобы заинтересовать искусством даже тех, кому в обычной жизни до этого самого искусства нет никакого дела. Проверено на личном опыте!

Моему сыну Матвею 10 лет. Конечно, он «читарик» – читает много и с удовольствием. Главное для него, чтобы в книжке было побольше магии, волшебства и леденящих кровь приключений. Рыцари-крестоносцы и прочие джентльмены удачи тоже вполне приветствуются. Любит историю, очень переживает, например, за судьбу Юлия Цезаря, но живопись и связанные с ней нюансы и подробности точно не его конек. Так и вижу его лицо, приди мне в голову предложить ему традиционный, пусть и занимательный детский нон-фикшн про Рембрандта или Дега. В лучшем случае нашел бы 10 веских причин для отказа, в худшем – молча, но выразительно поднял бы правую бровь. Здесь же совсем другое дело – девочка, проваливающаяся все глубже во тьму веков – кто ж такое пропустит?!

Конечно, не последнюю роль сыграло то, что книжка еще не вышла, перед ним рукопись, а значит, он – один из первых ее читателей. Быть избранным всегда приятно. Во-вторых, сработал проверенный прием – читать наперегонки. Мы это частенько практикуем. При этом я могу читать свою, «взрослую» книгу, он – свою, тут главное, кто успеет за день осилить больше страниц. А уж если книга одна – так это вообще блеск.

— Мама, – кричит из комнаты, – ты сейчас на какой странице?
— На 25!
— Ха, а я уже на 44! Догоняй давай!

Когда главы про Рембрандта остались позади, мы достали с полки альбом с репродукциями – надо же своими глазами увидеть те картины, о которых шла речь. Все внимательно посмотрели, но Матвею не понравилось – слишком темно и мрачно. Дальше настал черед Веласкеса. Знаменитый испанец не подкачал – произвел впечатление. Леонардо покорил не столько своими портретами, сколько научными изобретениями, о которых упоминается в повести: «К нему, конечно, не девчонку надо было отправлять, а кого-то потолковее, кто разбирается в технике – в самолетах и танках! Представляешь, – мечтает Матвей, – какой бы это был научный прорыв?!» Долго рассматривали морские пейзажи Уильяма Тернера, Дега показался слишком «девчачьим», но главным героем книги стал для Матвея, конечно же, Сальвадор Дали с его невероятными, сумасшедшими, ничем не сдерживаемыми фантазиями. И вот уже мой мальчик, в жизни не увлекавшийся рисованием, берет краски и рисует нечто невообразимо непонятное.

— Мама, что ты видишь на моей картине?
— Черную канцелярскую кнопку, испачканную желтым, красным и зеленым.
— Нет, ты не из наших, не из сюрреалистов! Вот Дали бы сразу понял, что это вовсе не кнопка, а человек в темном круге жизни, внезапно испытавший счастье! Одного не понимаю, зачем он женился на этой злой и противной тетке?

Естественно, мы обсуждали и сюжетные повороты, думали, как бы сами поступили на месте Лидии, попавшей в очередную передрягу, и куда повернули бы ход истории, окажись на месте автора. В конце книги обнаружился небольшой справочник с краткими биографиями всех упоминавшихся в повести живописцев и объяснениями специальных терминов.

— Матвей, у меня для тебя хорошая новость! У «Тайны Лидии» скоро будет продолжение!
— Класс! Буду ждать! Только чур я первый читаю – в рукописи…

РАССКАЗАТЬ В СОЦСЕТЯХ: