Как расстраиваются стены

Мы уже рассказывали вам о чудесных нидерландских сказках Тоона Теллегена с иллюстрациями Игоря Олейникова. И вот подоспела следующая книга этого тандема – «Неужели никто не рассердится».

Читателей вновь ждут встречи с полюбившимися забавными героями. Креветка принесет Мыши целый чемодан разных сердитостей, Землеройка постучится в гости к Белке и будет безуспешно выводить ее из себя, Бегемот и Носорог так и не смогут уступить друг другу дорогу и мирно разойдутся по домам, Жук будет учить Сверчка правильно сердиться, а Змея – просто постоянно злиться. Но все всё равно будут счастливы. Каждый по-своему.

Эти истории здорово читать на ночь всей семьей. Они умиляют, дают повод посмеяться и даже немного рассердиться, но в итоге все уснут умиротворенными и улыбающимися.

Книга вот-вот выйдет в издательстве «Поляндрия», а пока прочитайте одну из этих философских сказок, в замечательном переводе Ирины Трофимовой.

 

***

Была середина лета.
Белка сидела за столом у себя в домике на макушке бука.
Муравей отправился в путешествие и, вполне вероятно, мог никогда больше не вернуться. Это было почти наверняка, ведь он сам так сказал, когда уходил. Белка положила голову на лапы.
Было очень тихо.
Белка думала о муравье и о дальней дали, и о «почти наверняка», и о «никогда». «Я очень расстроена, — думала она, — я это точно знаю». Она посмотрела вокруг. Её стол тоже выглядел расстроенным, и окошко, и голубое небо за ним, и даже солнце высоко в небе. «Разве они могут расстроиться?» — подумала белка. Ответа она не знала.
Вдруг с четырёх сторон она услышала четыре голоса, они говорили:
— Мы можем, мы можем расстроиться очень сильно.
Белка удивлённо оглянулась. По стенам катились огромные слёзы. «Это стены», — догадалась она.
— Да, — всхлипнули стены. И тихонько задрожали.
А потом они вдруг затихли. Слёзы исчезли, и стены больше не дрожали.
Белка снова положила подбородок на лапы и задумалась: если стены могут расстроиться, то могут ли они разозлиться?
И вдруг она услышала грохот. Это висевшие на стенах вещи попадали на пол, а стены угрожающе двинулись к середине комнаты и встали вокруг стола. Они трещали и скрипели от злости. Белка закрыла лицо ладошками.
— На кого вы злитесь? — спросила она.
— На муравья, — прогремели стены.
Белка выглянула из-за ладошек и удивлённо посмотрела на стены.
— На муравья? Но ведь муравей очень славный!
— Нет, — сказали стены. — Муравей вовсе не славный.
И тут они вдруг опять встали на свои обычные места. Белка аккуратно повесила все упавшие вещи обратно. Потом она подошла к окну и посмотрела вдаль.
— Муравей, — тихо сказала она.
«Я не сержусь на него, — подумала она, — но всё-таки…»
И тут откуда-то очень издалека, может быть, даже с другого конца света, донёсся голос:
— Да-да?
Белка знала, что некоторые вещи кажутся более настоящими, чем на самом деле. Но ещё она знала, что «почти наверняка» никогда не означает «совершенно точно». Она потёрла лапки, достала из шкафа большой горшок мёда и поставила его на стол.
Потом снова села и положила голову на лапы.
Совершенно бесшумно к ней приблизились стены. Им явно хотелось мёда.
— Как чудесно, — шептали они, теснясь вокруг белки. — Мёд…
— Даже не думайте, — сказала белка. — Это для муравья. Он вот-вот придёт.
Стены немного побурчали, а потом стали обычными стенами. Они стояли на своих местах и не издавали больше ни звука.