Любовь против буллинга

В издательстве «КомпасГид» выходит роман для подростков «Привет, Вселенная», получивший главную детскую литературную награду США – медаль Джона Ньюбери. Книга американской писательницы оказалась настолько захватывающей, что за её экранизацию взялся Netflix. В ожидании сериала у нас есть отличная возможность познакомиться с первоисточником – отрывок перед вами!

Вёрджил довольно робок и застенчив и не любит задир из класса, которые цепляются к нему при любой возможности. Зато он любит свою морскую свинку по имени Гулливер и мистические истории бабушки-филиппинки Лолы. А ещё Вёрджилу нравится странная девочка Валенсия. Правда, познакомиться с ней он никак не решится и, чтобы сдвинуть дело с мёртвой точки, отправляется к самозваной школьной ясновидящей и юному психологу-самоучке по имени Каори Танака. Каори даёт ему несколько пространных советов и не самое обычное задание, что в итоге и приводит всех героев в сумрачный лес, где их ждут как физические, так и метафорические испытания. Вёрджила затянет в водоворот опасностей, и не последнюю роль в этом сыграет задира Чет Быковски. Но не столько напряжённый сюжет, в котором сошлись и буллинг, и первая влюблённость, и мистика, делает эту книгу выдающейся, сколько сам способ подачи истории и удивительные персонажи. Японка Каори Танака и филиппинская бабушка Лола привносят в повествование магию и ощущение потустороннего. Девочка-философ Валенсия, хоть и не слышит, но всё понимает, не зря её рассуждения вынесены в отдельные главы. Да и Чету Быковски наряду с главными героями даётся голос. Свой взгляд и свои голоса есть у всех, а потому читатель имеет дело с настоящим полифоническим романом, который хоть и написан о подростках и для подростков, но нисколько не уступает по художественной силе аналогичному взрослому произведению. И то, что в сериале от этой почти фолкнеровской полифонии может остаться одна остросюжетность, лишний повод прочитать книгу.

7. НЕОБЫКНОВЕННОЕ БУДУЩЕЕ

Даже когда Бык остался далеко позади и скрылся из виду, его смех продолжал преследовать Вёрджила, как назойливая муха, пока он наконец не добрался до простого кирпичного дома Танак. Трудно было поверить в то, что человек вроде Каори может жить в таком обыкновенном доме. С другой стороны, это ведь её родители купили дом, а Вёрджил как никто другой знал, что дети родителей не выбирают.

Джен приоткрыла дверь на узенькую щёлку.

На шее у неё, будто стетоскоп, висела розовая скакалка. Вёрджил вспомнил, как в последний раз прыгал через скакалку на уроке физкультуры. Воспоминание не из приятных.

— Пароль? — произнесла она.

— Я приходил уже пять раз. Неужели мне…

— Пароль.

Вёрджил вздохнул.

— Венера встаёт на западе.

Джен кивнула и отошла в сторону. Вёрджил бросил взгляд на часы у себя в телефоне. Он пришёл как раз вовремя, несмотря ни на что. До него донёсся запах благовоний, плывущий по коридору из комнаты Каори, которую она называла Покоями бессмертных душ. Комната у неё была скромная: кроме кровати и ковра здесь были только столик для благовоний, здоровенный непонятный плакат с созвездиями, прикреплённый к одной из стен, и книги, стопками громоздящиеся по углам.

Каори сидела скрестив ноги на ковре и держала в руках небольшой мешочек, завязанный тесёмкой. Дым от благовоний клубился у неё над головой и растворялся в воздухе. Джен опустилась на ковёр рядом с сестрой. Вёрджил сел и аккуратно уложил себе на колени рюкзак. Потом опустил перед собой на ковёр манго.

— Мама сказала тебе принести, — сказал он. — Только надо подождать, чтобы оно дозрело.

Каори кивнула Джен, та подхватила манго двумя руками и отложила в сторону.

Вёрджил заглянул в рюкзак, чтобы проверить, как там Гулливер.

— Хочешь, Джен уберёт твои вещи? — спросила Каори.

— Нет, — поспешно ответил Вёрджил. — Там моя морская свинка.

Глаза Джен сверкнули.

— Правда?

Она было потянулась к рюкзаку, но Каори её остановила.

— У тебя в рюкзаке грызун? — спросила Каори, прищурив подведённые чёрным карандашом глаза.

— Формально говоря, да, — ответил Вёрджил. — Но это не какая-то там крыса или вроде того. Это морская свинка.

— Грызуны — они и есть грызуны, — медленно проговорила Каори. — Ладно. Приступим к делу. Она взяла в руки мешочек. С виду он напоминал сумочку со стеклянными шариками, но, когда Вёрджил засунул внутрь руку, он обнаружил там небольшие камешки вроде тех, которыми его мама украшает сад.

— Выбери один. Только не смотри. И положи вот сюда, — сказала Каори и указала на середину ковра.

На взгляд Вёрджила, камень он выбрал совершенно обыкновенный. Серый, гладкий, по форме немного напоминающий полумесяц.

Каори нагнулась и вгляделась в камень с интересом археолога. Потом выпрямилась и закрыла глаза.

— Тебя ждёт необыкновенное будущее, — сказала она, приложив указательные пальцы к вискам. Её тёмные волосы были зачёсаны наверх и торчали во все стороны, как будто она только что сунула палец в розетку, а губы были покрашены
в светло-голубой цвет.

— М-м… — промычала она задумчиво. — Совершенно необыкновенное.

— В каком смысле? — уточнил Вёрджил. Каори прижала палец к губам.

— Тс-с.

Гулливер в рюкзаке чихнул.

— С тобой что-то произойдёт, — продолжила Каори.

— И всё? — разочарованно спросил мальчик. — Со мной что-то произойдёт?

— Я вижу тьму.

— У тебя глаза закрыты.

Она вздохнула, не раскрывая глаз.

— Я знаю, что у меня глаза закрыты, тупица. Я не об этом.

— А о чём?

— Я о том, что я вижу тебя в каком-то тёмном месте.

— Что значит «тёмном»?

— Просто тёмном, и всё.

У Вёрджила опять ухнуло сердце. БУ-БУХ.

Второй сверхсекретный факт о нём — то, что он боится темноты. Ну да, ему уже одиннадцать и в его возрасте не принято бояться темноты, но он ничего не может с собой поделать. Может, всё дело в сказках, которые рассказывает ему Лола, — про злых трёхголовых обезьян, которые во тьме становятся ещё огромнее, или про непослушных детей, которых тёмными ночами уносили в своих клювах птицы. Темнота была для Вёрджила страшным слепым зверем.

Он сглотнул комок размером с баскетбольный мяч Чéта.

— Больше я ничего не вижу, — сказала Каори. Она открыла глаза и, перегнувшись через Джен, взяла манго.

— Как я узнаю, что оно созрело? — спросила она, понюхав зелёный бок.

— Оно станет мягким, но не слишком, — объяснил Вёрджил. Он затолкал страх в дальний уголок мозга и снова проверил, как там Гулливер.

— Знаешь, на самом деле я пришёл с конкретной проблемой.

— С какой?

Он посмотрел на Каори, а потом на Джен и постарался собраться с мыслями. Он представил себе, как слова выстраиваются в идеальную линию и произносятся отчётливо, без пропусков и заиканий — так, чтобы его не приняли за полного олуха. Это было очень важно. Он собирался раскрыть свою самую-самую большую и сверхсекретную тайну. Ту самую, из-за которой он потерпел Полный Провал.

— Ну… — проговорил он.

Каори перебрасывала манго из одной руки в другую.

— В общем… — продолжил он. — Я знаю одну девочку… ну, то есть я бы хотел с ней познакомиться… и, ну, я как бы собирался с ней заговорить с самого начала учебного года, ну а теперь, вот, эм-м… год закончился… А я так с ней и не заговорил. Но у меня есть такое как бы, эмм… чувство, что нам было суждено подружиться, ну, знаешь, такое как бы…

— Как бы предвидение! — подсказала Каори. Она положила манго на ковёр, на знак Водолея.

— Наверное, да. Точно. Типа того, — кивнул Вёрджил и почувствовал, что щекам стало жарко.

Джен спросила, ковыряя локоть:

— А почему ты просто не подошёл и не сказал: «Привет, хочешь со мной дружить?» Я всегда так делаю.

Каори бросила на неё сердитый взгляд.

— Джен, помолчи! Мы с Вёрджилом учимся в средней школе. Там это не работает. К тому же Вёрджил очень стеснительный. Ты что, не видишь? Пламя унижения взметнулось по груди и шее Вёрджила.

— Я могу тебе помочь, — сказала Каори. — Как её зовут?

— Эм-м…

— Мы же учимся в разных школах. Не бойся, скажи мне. Я её наверняка даже не знаю.

Это действительно было так. Каори ходила в частную школу. Но всё равно. Он не был готов произнести это имя вслух. И без того ему было ужасно стыдно.

— Ну тогда назови мне её инициалы, — предложила Каори.

— Ладно, — сказал Вёрджил и набрал в лёгкие побольше воздуха: — В. С.

Каори склонила голову набок и, прищурившись, посмотрела на Вёрджила.

— Это твои инициалы.

— Я знаю.

Каори вся прямо вспыхнула — как будто села на горячую сковородку.

— Ну так ведь это же судьба! — воскликнула она так пылко, что, казалось, сейчас упадёт в обморок от волнения. — Вам суждено стать друзьями! Случайностей не бывает, Вёрджил Салинас. Ты знаешь её знак зодиака?

Ему было ужасно стыдно в этом признаваться, но да — он знал её знак. По четвергам в классе дополнительных занятий было принято праздновать дни рождения: именинник приносил торт на всех, и Вёрджил специально запомнил, когда день рождения у Валенсии.

Дни рождения были единственным временем, когда весь класс дополнительных занятий собирался вместе. В остальное время они сидели каждый за своей партой с индивидуальным учителем и выполняли придуманное им задание. Вёрджил проводил свой дополнительный час с мисс Гигрич, она рассказывала ему о числах, а Валенсия занималась с мистером Кингом, хотя Вёрджилу было неясно, что она может изучать, ведь она казалась такой умной. Похоже, они просто проверяли её домашние задания за неделю, чтобы убедиться, что она всё поняла. Иногда мистер Кинг разрешал ей провести этот час просто за книжкой. Однажды Вёрджил бросил взгляд на обложку. Книга называлась «Неукротимая жизнь Джейн Гудолл»*. Вечером он поискал Джейн Гудолл в «Гугле» и выяснил, что это самый лучший в мире специалист по шимпанзе. Он пообещал себе, что тоже прочитает эту книгу. Когда-нибудь.

— Она Скорпион, — сказал он.

— О! Храбрая и любит приключения! Активная и вспыльчивая! Увлекающаяся и уверенная в себе! Понятно, почему ты стесняешься заговорить с В. С. Она так на тебя непохожа.

Вёрджил знал, что Каори не хотела обидеть его этим замечанием, но всё равно её слова больно его кольнули.

Каори прикусила губу и задумалась. Джен ухватилась за концы скакалки и потянула их в стороны. Вёрджил посмотрел на Гулливера.

Несколько секунд висела напряжённая тишина.

— Я знаю, что надо сделать, — наконец сказала Каори и нагнулась к Вёрджилу с таким видом, как будто собралась передать ему самое ценное знание во всей истории информации. Её лицо было так близко, что он почувствовал запах мятной жвачки, которую она жевала.

— Найди пять камней разных размеров. И в следующую субботу принеси их мне, ровно в одиннадцать утра. Понятно?

— Понятно.

— А, и ещё. — Она полезла в карман. — Вы с Лолой по-прежнему ходите по пятницам в «Супер-эконом»?

— Да.

Она протянула ему визитку.

— Возьми это с собой, если тебя не затруднит. Прикрепи к доске объявлений. Я бы сама это сделала, но родители ужасно паникуют, когда я даю свой номер телефона незнакомым людям.

Вёрджил взял карточку у неё из рук.

КАОРИ ТАНАКА ЯСНОВИДЯЩАЯ
Приглашаю новых клиентов —
СТРОГО ШКОЛЬНИКОВ

Внизу был напечатан её номер телефона.

— Повесь так, чтобы было хорошо видно, — добавила она.

Вёрджил пообещал, что повесит.

* «Untamed: The Wild Life of Jane Goodall» (2015) — книга американской писательницы Аниты Силвей о знаменитом зоологе Джейн Гудолл, посвятившей жизнь изучению шимпанзе.

РАССКАЗАТЬ В СОЦСЕТЯХ: