• 14 июня 2019
  • Автор:
  • Фото:"Аромат книг"/ обложка предоставлена издательством «Робинс»

Колдовская наука страниц и букв

«Время Библиомантов» – известный по всему миру фэнтези-цикл для подростков, где главным и практически единственным магическим оружием становятся вовсе не волшебные палочки, а книги и умение их читать. В издательстве «Робинс» выходит остросюжетный роман-приквел цикла – «Аромат книг». В центре его события, случившиеся  задолго до начала магистральной истории «Библиомантов», могущественные книжники царили в викторианской Англии.

Лондон XIX века – город романов Диккенса, рассказов Конан-Дойля и фантастических повестей Стивенсона. Кажется, этот город соткан из историй, живых и мёртвых, правдивых и сказочных. Главная героиня Мерси Амбердейл – юная, подающая надежды библиомантка, детство которой прошло в книжных лавках и антикварных магазинах. Она знает множество городских магических секретов, и это знание помогает ей добывать бесценные фолианты и рукописи для богатых коллекционеров. Отправившись на поиски очередного драгоценного тома, Мерси неожиданно оказывается свидетельницей загадочного убийства. Книжный торговец гибнет при пожаре в собственном магазине, но огонь не трогает ни один лист бумаги. Так Мерси попадает в круговорот неизвестных ей прежде магических интриг и семейных тайн, а читатели вслед за девушкой погружаются в исторический, но волшебный мир, где есть дружба и приключения, любовь и загадочные преступления, а поверх всего этого – чудесная метафора книги, которая может спасти человека и наделить его недюжинной силой.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

 

Мерси наблюдала за домом на Феттер-лейн уже почти два часа. Она сидела в засаде на противоположной стороне улицы, там, где начинался узкий проулок, и старалась не подпускать близко к себе крыс, которые в Лондоне иногда вырастали размером с кошку. Между ней и домом, за которым она следила, стеной стоял туман. Сквозь него она с трудом различила, что бродяга, с которым они беседовали, куда-то делся. В ночном воздухе резко пахло аммиаком и смазкой.

Из-за дымки она чуть не пропустила момент, когда в окне Малахайда внезапно загорелась свеча. Мерси шагнула ближе к дому, чтобы исключить ошибку. Малахайд не заходил в дом через входную дверь, она бы его непременно заметила.

Поток повозок, двигавшихся по Феттер-лейн, к вечеру иссяк. Время от времени в тумане раздавались голоса, один раз послышался резкий хохот.

Мерси пересекла улицу. Дверь дома по-прежнему была притворена. Девушка беспрепятственно вошла в дом. Всё здесь выглядело так же, как и в прошлый раз, однако Мерси почувствовала, что атмосфера дома изменилась. Бледный луч света падал на обгорелый башмак, который, как и прежде, валялся возле двери у лестницы. Узкий коридор, ведущий вглубь первого этажа, терялся во тьме. Мерси задалась вопросом, мог ли Малахайд появиться оттуда. Возможно, он находился в доме всё это время и давно уже знал, что они без спросу проникли в его квартиру?..

Она собралась было подняться по лестнице, не имея представления о том, как ей поступить, когда она окажется перед дверью Малахайда, но внезапно услышала шорох. Раздался звук, напоминающий скрежет дерева по камню, затем сзади, в темноте за её спиной, открылась дверь. Возможно, там находилась дверь в подвал. Одновременно девушка ощутила библиомантическую ауру и преисполнилась уверенности в том, что к ней приближается некто, обладающий способностями, примерно равными её собственным.

Мерси среагировала на секунду позже, чем следовало. Она открыла рот, чтобы окликнуть незнакомца, подняла обе руки в оборонительном жесте, но он уже налетел на неё. Благодаря маскировочным чарам он был почти не различим в темноте. Искусственная тень скрывала черты его лица, словно живая чёрная клякса. Он резко развернул её в сторону и обхватил сзади. Другой рукой он зажал ей рот – так плотно, что в первую секунду у неё не получалось дышать даже через нос.

– Не… – начал было он, однако тут Мерси подняла ноги вверх и оттолкнулась от стены с такой силой, что они оба спинами врезались в дверь рядом с лестницей. Её противник споткнулся – возможно, о горелый башмак – и упал прямо на деревянную раму. Рама треснула, замок вылетел, и они ввалились в чужую квартиру.

Оказавшись сверху, Мерси продолжала лягаться и лупить незнакомца, но, даже лёжа на полу, он не ослабил хватки: одной рукой он крепко прижимал Мерси к себе, другой – по-прежнему зажимал ей рот. Незнакомец обладал безупречной реакцией, его аура, казалось, пульсировала от избытка энергии.  Не давая Мерси ни единого шанса вырваться, он перекатился по полу и в следующее мгновение навалился на неё сверху.

Он был сильнее её – и с позиции грубой силы, и с точки зрения библиомантических способностей. Кроме того, девушка беспомощно лежала на животе. Своим весом противник прижал её к полу, а его правая рука оказалась под ней. Ничего, сейчас он захочет подняться на ноги, и тогда ему придётся ненадолго выпустить её.

Мерси изо всех сил вцепилась зубами в его руку.

Он вскрикнул и с силой саданул ей лбом в затылок, она сильно ударилась лицом об пол. Это оглушило её на пару секунд – настолько, что она с запозданием осознала, что он убрал руку. Когда до неё наконец дошло, что она могла бы позвать на помощь, – хотя кто бы её здесь услышал? – он уже запихнул ей в рот тряпку, а её концы стянул у Мерси на затылке так туго, что она застонала. Тряпичный кляп почти полностью заглушил стон.

Девушка вновь попыталась сбросить его с себя и резко оттолкнулась от пола, так что это ей почти удалось. В следующую секунду незнакомец встал над ней на колени и перевернул. Левая рука Мерси освободилась, она вслепую попыталась за что-то ухватиться: сначала ей под руку попалась куртка нападавшего, затем – какой-то твёрдый предмет, нечто похожее на рукоятку. Надеясь, что это нож, она крепче сжала пальцы, как вдруг он стряхнул её с себя. При этом предмет, который она нащупала, остался в её сжатом кулаке, а противник, судя по всему, не заметил его исчезновения. В следующий момент девушка прикрыла находку своим телом. Теперь она знала, что это не нож: рукоятка заканчивалась чем-то круглым. Возможно, это была большая лупа.

Мерси и глазом не успела моргнуть, как враг связал ей руки за спиной – откуда он только взял верёвку?.. По всей видимости, он был прекрасно экипирован. Неужели он давно следит за ней?

Живая клякса по-прежнему скрывала черты его лица, окутывая голову, словно облако тёмного тумана. В руках у него не было сердечной книги, которая помогала бы ему поддерживать чары: очевидно, он создавал эту иллюзию играючи, не концентрируясь на ней, потому что тщательно и аккуратно обездвиживал Мерси во всех направлениях, чтобы она не могла пошевелить и пальцем. Руки незнакомца быстро пробежались по её телу – вероятно, в поисках её сердечной книги. Не найдя её, он успокоился и поднялся наконец на ноги.

Она хотела было спросить, кто он такой, потребовать, чтобы он сию же секунду развязал её, но из-за кляпа из её рта донеслось лишь неразборчивое мычание. Кто знает, возможно, ей крупно повезло уже потому, что он не выпустил ей кишки. Хотя мог бы.

Тяжело дыша, он стоял над связанной девушкой; за его спиной виднелась разлетевшаяся наружная дверь квартиры. Если бы здесь кто-нибудь присутствовал, то уже давно бы обнаружил себя. В квартире было темно и стоял запах старого невыветрившегося дыма и грязного белья.

Голова, скрывавшаяся за чёрной облачной кляксой, повернулась, когда откуда-то сверху на лестнице раздались шаги. Сначала Мерси решила, что на неё напал сам Малахайд, однако теперь она поняла, что ошиблась. Филандер рассказывал, что Малахайд сильно сутулился, был чуть ли не горбуном, о её противнике это нельзя было сказать.

Они находились у входа в квартиру, располагавшуюся непосредственно возле лестницы. Снаружи сюда падал слабый свет. Кто бы там ни спускался по ступенькам, он немедленно обнаружит их.

Мерси согнула правую ногу и изо всех сил лягнула чужака в колено. На его счастье, в эту самую минуту он направился к двери, каблук девушки лишь задел его. Он не обратил на это внимания: шаги всё приближались. Незнакомец установил дверь обратно в расщепленную раму; дверь покосилась, и, чтобы удержать её на месте, он налёг на неё.

Шаги теперь раздавались совсем рядом, неизвестный уже спускался на первый этаж. Возможно, Филандер преувеличил немощь Малахайда: шаги были быстрыми и совсем не походили на поступь калеки. Хотя некая неравномерность в них угадывалась.

Мерси не могла больше различить, где находится её противник: он слился с окружающей темнотой. Она видела лишь очертания двери, теперь неплотно прилегавшей к дверному косяку, прямоугольную щель, через которую сочился свет уличного фонаря. На секунду свет исчез: кто-то прошёл мимо двери, свернув не к выходу, а в коридор, ведущий вглубь здания.

Шаги стихли и вновь вернулись к двери в квартиру.

«Он заметил сломанный замок», – решила Мерси. Возможно, ей следовало подать ему какой-нибудь знак, однако что-то удерживало её от этого поступка. Её руки были крепко связаны, во рту торчал кляп, и, находясь в столь затруднительном положении, она при всём желании не могла представить, какой толк оттого, что Малахайд обнаружит её в таком виде.

За дверью царила мёртвая тишина. Мерси задержала дыхание, незнакомец, напавший на неё, тоже, кажется, не дышал. Потом человек по ту сторону двери снова начал двигаться. Он поспешил дальше вниз, через несколько секунд раздался скрип двери, очевидно, ведущей в подвал, а затем послышались торопливо удалявшиеся по каменным ступенькам глухие шаги.

Противник Мерси отпрянул от двери, которая без опоры немедленно покосилась и провалилась внутрь.

– Лежите смирно, – сдавленно прошептал он, по-прежнему практически сливаясь с темнотой. – Не издавайте ни звука до тех пор, пока не стихнут мои шаги. Если вы послушаетесь меня, через пару часов я пришлю кого-нибудь, чтобы развязать вас.

«Через пару часов?..» – Мерси хотела возмущённо выкрикнуть это ему в лицо, но кляп во рту заглушил и слова, и возмущение.

– Полагаю, это означает, что вы согласны.

Эх, если бы он убрал ногу на секунду позже! Она бы тогда успела размозжить ему каблуком колено. Мерси кровожадно представила себе, как бы это ощущалось.

– Оставляю вас одну. Здесь, внутри, не так уж и плохо, верно?

Он открыл дверь и прислушался.

Искушение воспользоваться библиомантикой, чтобы причинить обидчику боль, было почти невыносимым. Однако она не забывала о клятве: никогда, никогда больше, даже сейчас. Тем более что она не была уверена, что без подготовки и без сердечной книги у неё вообще бы что-то получилось.

Незнакомец выбрался в коридор и, судя по звукам, отправился вслед за человеком, спустившимся в подвал. Мерси дождалась, пока его шаги затихнут, и начала дёргаться и извиваться, пытаясь освободиться. Для начала нужно отделаться от кляпа. Ей необходим был предмет, за который можно зацепить его и стянуть с лица. Упираясь ногами, Мерси спиной вперёд заползла поглубже в тёмную комнату. Предмет, который она стащила из кармана напавшего на неё человека, всё ещё лежал под ней, больно врезаясь в рёбра; продвигаясь вперёд, она тащила с собой и его. Вскоре она наткнулась на что-то головой: оказалось, деревянная кровать, а на ней матрас. От матраса нещадно несло потом, однако выбора у девушки не было. Она с трудом поднялась на локтях так, чтобы вплотную прижаться лицом к матрасу. К горлу подкатила тошнота; она лишь усилилась, когда Мерси начала тереться лицом о матрас и проделывала это до тех пор, пока кляп потихоньку не начал сползать.

Шуршание ткани чуть не заглушило шаги, вдруг раздавшиеся в подъезде. Бросив взгляд в направлении наружной двери, она увидела две фигуры, направлявшиеся наверх.

Филандер. И ещё кто-то.

Она снова повернулась к матрасу и яростно прижалась к нему ртом. Ей стоило больших усилий сдержать рвотные позывы, пока кляп мучительно медленно сползал вниз.

– Филандер! – позвала она сквозь материю, однако через кляп раздалось лишь нечто похожее на кряхтение.

Мерси ещё раз потёрлась лицом о матрас – и вот наконец тряпка соскользнула с подбородка и повисла у неё на шее.

– Филандер! – Девушка закашлялась и её чуть не вырвало, но она сдержалась. – Филандер! Я здесь, внизу, на первом этаже!

На лестнице раздались голоса, затем по ступенькам застучали шаги.

– Мерси?

– Я связана!

В дверном проёме возникли два силуэта: один в цилиндре, другой поменьше и потоньше. Темпест. Ну конечно.

– Тебя поймал Малахайд? – Филандер бросился к ней, девочка осталась караулить снаружи.

– Нет, какой-то другой тип. Но точно библиомант. Он тоже караулил Малахайда, как и мы. Он последовал за ним в подвал.

Мерси перекатилась на живот, чтобы Филандеру было удобнее добраться до её связанных рук. Ему понадобилось всего несколько секунд, чтобы распутать узлы.

– Спасибо! – Мерси вскочила на ноги – по-видимому, она сделала это слишком быстро, потому что пошатнулась,  потом вытерла рукавом рот и сплюнула.

Она торопливо подняла с пола предмет, который стащила из кармана незнакомца. Это действительно оказалась лупа, невероятно большая и тяжёлая, по размеру напоминающая ручное зеркальце. Она была старинной работы, потускневшую металлическую ручку украшали причудливые завитки.

– Что ты собираешься с ней делать? – спросил Филандер.

– Она была у него в кармане. Возможно, он захочет вернуть её. Тогда ему волей-неволей придётся обратиться ко мне.

– Или убить тебя.

– Да. Возможно. – Она сунула лупу в карман пальто и вы­шла из квартиры.

– Темпест, – произнесла она, когда девочка обернулась ей навстречу.

– Мерси.

На первый взгляд Темпест практически не изменилась: всё те же короткие волосы и тонкие, располагающие к себе черты лица. Однако её глаза потемнели и посерьёзнели, а ямочки в углах рта теперь напоминали морщины. По её лицу не составляло труда прочесть, как она живёт. Темпест по-прежнему избегала вспоминать о горестных событиях, свалившихся на неё два года назад, и это роднило её с Мерси, хотела она того или нет. Смерть Гровера преследовала их обеих, словно привидение.

– Я надеялась больше никогда не увидеть тебя, – продолжала Темпест. Хорошо, что она честна, – возможно, честнее Филандера, – и не боялась расставить точки над «и».

– Ну уж прости. – Мерси имела в виду исключительно их встречу, хотя в то же время ей стала очевидна вся бессмысленность их с Темпест общения: Мерси могла говорить что угодно, и что угодно прозвучало бы слишком банально по сравнению с событием, разделившим их. Боль, которую причинила им смерть Гровера, унять было невозможно.

– Вероятно, это был чертовски способный библиомант, – заметила Темпест, – если он так легко одолел тебя.

– Я не пользуюсь… – Мерси замолчала, потому что до неё дошло, что Темпест, вероятно, уже давно знала о том, что она хотела ей объяснить. Филандер сообщил ей. Она кивнула по направлению к тёмному концу коридора: – Они оба спустились в подвал. Я хочу знать, кто здесь был. Вы можете не ходить со мной. – Хотя про себя она понимала, что отчаянно нуждается в союзниках.

– Джез села в чью-то карету, – сообщил Филандер. – Как ты думаешь, это мог быть этот тип?

– Возможно. – Мерси уже шагала к двери в подвал. – Во всяком случае Малахайду не понадобилось бы разъезжать с ней по Лондону, чтобы заполучить книгу. Она бы явилась к нему сама.

На лестнице была кромешная темнота. Темпест пробралась во главу их маленького отряда и, воспользовавшись своим выпуском «Грошовых ужасов», расщепила страничное сердце. Мерси поразилась, как легко у неё это вышло. Аура, которую излучала девочка, была уже практически идентична ауре настоящего библиоманта. Ещё немного, и Темпест сможет творить истинную библиомантику и носить сердечную книгу.

Газетная бумага расщепилась на два тончайших слоя. Из переплёта пролился слабый свет, которого, однако, оказалось недостаточно, чтобы осветить проход целиком. В следующую секунду из страничного сердца вверх взмыл сияющий шарик чуть побольше вишни. Его света хватало, чтобы осветить лестницу и угол подвала.

Держась вместе, все трое осторожно спустились по ступенькам. Хотя времена шайки Турпина безвозвратно канули в Лету, у Мерси возникло ощущение, что между ними вновь воцарилось доверие. Ей показалось, что Филандер чувствовал то же самое. Только Темпест по-прежнему цеплялась за свою неприязнь.

В подвале они наткнулись на откинутый люк, напоминавший люк в подвале дома Валентина, ведущий в подземелья Лондона. Не обмолвившись ни словом, ребята по очереди спустились туда.

 

РАССКАЗАТЬ В СОЦСЕТЯХ: