Произведения Марии Лузгиной родились во время самоизоляции. Они будут интересны детям младшего школьного возраста, а также их родителям.

В Тюмени живет настоящая сказочница. Мария Лузгина — журналист, мама двоих замечательных детишек и с недавнего времени — автор доброй детской книги. Сборник сказок “Как Ваня подводный мир от Жабьейморды спас” увидела свет в начале июня. По словам писательницы, книжка вряд ли появилась бы на свет без мучительного для многих периода самоизоляции.

— Мария, расскажите немного о себе.

— Я родилась в Тюмени и почти всю жизнь прожила здесь. Работаю журналистом с тех пор, как окончила университет. Был небольшой перерыв — я уходила от журналистики, как считала, насовсем. Занялась бизнесом, открыла кафе, продавала кофе и мороженое. Но в кризис нам пришлось свернуться, я как раз была в декрете. И из декрета потихонечку начала возвращаться в журналистику. Сейчас пишу о нефти и газе, о всех сопутствующих темах. У меня двое малышей — сын шести лет и четырехлетняя дочь.

— Откуда в вас стремление к писательству?

— Как гласят семейные предания, сочинять на ходу я начала лет с пяти. Каждое лето я проводила в Казахстане с многочисленными родственниками. И перед сном рассказывала им истории. Например, про желтого цыпленка в красных ботинках. Потом хорошо писала сочинения в школе, но быть писателем никогда не стремилась.

— Но писать писать сочинения и придумывать свои собственные истории — это разные вещи…

— Думаю, это все-таки связано. Как журналист, я никогда не хотела работать на телевидении или радио. Была четкая цель: если поступлю — буду только писать. Писательские потуги не оставляли меня всю сознательную жизнь. В университете и позже писала повести и рассказы, но до публикации дело не дошло. Бросала на полпути, ничего не хранила. А писательство было скорее неосознанной эмоциональной потребностью.

Мария Лузгина
Фото из архива Марии Лузгиной

— Вы много лет работаете с текстами. Работа помогла как-то писательскому хобби?

— Конечно. За годы создания текстов вырабатывается слог, и ты сосредотачиваешься на главной задаче — придумать интересный сюжет и раскрыть персонажей. А придумывание диалогов и оформление описаний — уже не такая тяжелая работа.

— Мария, откуда берутся сюжеты?

— Честно — не знаю. Это удивительно, но когда я начинала писать эту книгу, то не могла набирать текст на компьютере. Мне надо было взять ручку и листок. И текст сам собой появлялся из-под руки. Сначала особого сюжета нет, но со временем все начинает крутиться вокруг написанного отрывка: персонаж может быть тем-то, попасть туда-то и сделать вот так. Кажется, это и есть вдохновение.

— Как родилась ваша книга о Ване и Жабьейморде? Почему именно детская книжка?

— Наверное, сказалась нехватка детских книг. Мне нужно постоянно что-то читать и сочинять моим детям. Дочь равнодушна к книжкам, а сын очень любит истории, особенно придуманные мной. Когда мы ложимся спать, он говорит: “Мам, давай сочиним”. Наверное, отсюда и выросли эти сказки.

— Как долго писали? Все сразу получилось?

— С нами случилась самоизоляция, и я совершенно случайно получила возможность поучаствовать в марафоне сказок. Такой учебный марафон, где рассказывали разные тонкости. Итогом должен был стать сборник, но мои сказки не подошли — были слишком большими по объему. И тогда родилась идея издать собственный сборник.

Мария Лузгина
Фото из архива Марии Лузгиной

— Наверняка, ваши дети стали первыми, кто узнал о новых сказках?

— Да, все написанное я читала сыну. Думала: если ему понравится, то и у других интерес будет. Все сказки из сборника мы прочитали еще на «сырой» стадии. Потом отрывки я скидывала друзьям, у которых есть дети. Отзывы были положительные. И еще — нашлась художница Марина Олексин, которая занялась иллюстрациями. Это для меня было важно — детская книга должна быть с картинками. Через рисунок ребенок лучше воспринимает воображаемый мир.

— История, рассказанная в вашей книге, о чем она? Немножко спойлеров, если можно.

— В сборнике — четыре сказки, рассчитанные примерно на младший школьный возраст. Основное произведение — о мальчике Ване и злодее Жабьейморде. Жабьяморда — это хитрец, который живет на болоте и мечтает попасть в морской подводный мир, где больше простора и богатства. С его пакостей и начинается история приключений мальчика Вани. Попадает Ваня в подводное царство, случайно разбив аквариум.

Другая сказка — о бесстрашном динозаврике и большом хищнике Рексе — очень добрая и поучительная. Это приключения маленького динозаврика, который, не слушая маму, сбежал из своей пещеры, его схватил большой хищник, хотел съесть, но они смогли подружиться.

А вот «Сашина Любовь» подходит даже родителям. Она познавательная и напоминает, что заботиться о ребенке и откликаться на его просьбы нужно не только, когда он мал, но и на протяжении всего его взросления.

— Несколько слов о героях. Правду говорят, что они живые и не всегда действуют так, как хочет автор?

— Это правда. Порой бывает: придумываешь сюжет, составляешь план. Потом начинаешь писать, и получается, что твой герой на самом деле хотел заниматься совсем другим и идет в другом направлении. Герой сам за себя начинает говорить, ведет тебя — и получается намного интереснее.

— Где можно почитать вашу книгу?

— Она есть на электронных порталах Ridero, ЛитРес и Amazon. У меня не было цели заработать денег. Потому на двух платформах она бесплатна, а ЛитРес сам установил цену в 5 рублей 99 копеек.

Мария Лузгина
Фото из архива Марии Лузгиной

— Собираетесь ли ее издавать?

— Пока нет, но было бы неплохо. Издаваться за свои деньги — дорого. Если только несколько экземпляров для друзей. Нужна будет цветная печать, а это в разы дороже. Делать книгу черно-белой печально, она тогда потеряет все очарование.

— Книга написана — а что дальше? Есть ли творческие планы и задумки?

— Да, есть наметки. Возможно, следующим шагом будет подростковая повесть в приключенческом жанре.

— В какое время лучше всего пишется? Наверное, когда никто не мешает и можно спокойно посидеть с чашкой кофе?

— В идеале это так. Но когда у тебя двое детей и работа, то лучше пишется в любой момент, когда дети спят или хотя бы заняты мультиками. Я пишу на обрывках листков, в телефоне в обеденный перерыв… Идеально было утром в карантин, когда дети еще спали.

— Можно сказать, что первая книга у вас появилась благодаря карантину?

— Да. Если бы мы не ушли в изоляцию, я даже об этом не задумалась. В рабочем ритме мы все время куда-то бежим, и нет времени остановиться и сделать что-то для воплощения задумок.

Родители совсем отчаялись, как вдруг узнали о мудреце, живущем на вершине холма. Их предупредили, что увидеть волшебника практически невозможно. Но мама и папа Саши очень хотели найти своего ребенка, и старик был их последней надеждой. Взрослые отправились на поиски, и удача улыбнулась им. Мудрец спускался с гор и не сразу приметил гостей.

Пришлось волшебнику выслушать и их просьбу.

— Ваш сын был здесь, и я знаю, где его найти. Но торопитесь, Саша задумал недоброе, его сердце выжигает злоба и ненависть, — произнес старик.

— Злоба и ненависть? Но на кого? — удивились родители.

— На вас, — ответил мудрец. — Только обида на близких может так крепко укрепиться в сердце, только злость за несправедливое отношение родных дает такую силу ненависти, что она способна разрушить светлую душу ребенка.

— Но мы никогда не желали сыну зла и любили всем сердцем, — запротестовали родители, решив, что старый мудрец выжил из ума.

— Сейчас я вам покажу.

Волшебник скрылся за дверями хижины, а через минуту вышел с блюдцем в руках.

— Смотрите сюда и думайте о ребенке, — приказал он, призывая путников не отрывать взгляда от пустого блюдца.

На дне посудины начала появляться рябь, а через пару секунд родители увидели себя и маленького Сашу. Они возвращались из цирка. Малыш махал руками, восторгаясь представлением. Он жевал сладкую вату и кормил ею родителей. Все были счастливы.

Еще миг и картинка сменилась. Саша подбегает к маме показать, какой красивый самолет-ракету он собрал. Она бросает взгляд на поделку, треплет сына по голове, произнося скупое «молодец», и возвращается к своим делам. Ребенок уходит расстроенный.

Следующий миг — и новая картинка. Саша зовет родителей на карусели. Папа недоуменно смотрит на мальчика, затем отмахивается от предложения, считая, что на аттракционы можно сходить с друзьями.

— Таких примеров тысячи. Это блюдце помнит все моменты жизни, которые запали в сердце, — пояснил мудрец.

— Что же нам теперь делать? — со слезами спросила мама.

— Торопиться, — ответил мудрец. — Третьи сутки на исходе.

РАССКАЗАТЬ В СОЦСЕТЯХ: