• 16 июля 2020
  • Автор:

Деление на «физиков и лириков» — это классика противопоставлений. Считается, что ты «по умолчанию» либо Ньютон, либо Пушкин. Однако, поизучав биографии многих выдающихся писателей, мы можем без труда найти тех, кто соединяет в себе Есенина и Шелдона Купера. Более того, таланты в одной сфере способствовали развитию в другой.

Если фраза «талантливый человек талантлив во всем» — это про вас, то заявляйтесь на наш конкурс «ТехноТекст-2020». Ну, а если вы еще сомневаетесь, посмотрите на истории ниже. В свое время великие писатели-технари тоже стояли перед непростым выбором…

Александр Солженицын: как физмат спас ему жизнь

ucx8c9xlqvvicezgjki60lsq3xy

«Одурев от математики, я сажусь посоветоваться со стеклянным кубом моей чернильницы и вытянуть из нее пару строк».

Автор «Архипелага ГУЛАГ», лауреат Нобелевской премии по литературе Александр Исаевич Солженицын закончил физико-математический факультет Ростовского государственного университета. Во время учебы он был круглым отличником, сталинским стипендиатом, обожал своих учителей и отмечал, что выбрал факультет именно из-за высокообразованных и харизматичных педагогов, которых впоследствии не раз упоминал в своих произведениях.

Проявившийся в старших классах школы интерес к литературе подтолкнул его к тому, чтобы стать редактором факультетской стенгазеты, которая под его руководством была невероятно популярной. Настолько, что вскоре после того как выпуск газеты был приостановлен на период летних каникул, Солженицына вызвали в партком и настоятельно попросили обеспечить непрерывный выход издания.

Успехи на творческом поприще подтолкнули Солженицына параллельно с учебой на физмате поступить на заочное отделение факультета искусствоведения в МИФЛИ (Московский институт философии, литературы и истории).

После окончания (с отличием) физмата вопрос выбора призвания перед Солженицыным не стоял — это произошло в 1941 году, когда и физики, и лирики встали в один строй.

В 1945 году выбора тоже не оставалось — поскольку за критику в адрес Сталина в личной переписке Солженицын был заочно приговорен к 8 годам исправительно-трудовых лагерей. Хотя благодаря своим математическим способностям поначалу отбывал наказание в закрытом конструкторском бюро, и лишь после оказался в лагерях.

По истечении восьми лет Александр Исаевич был отправлен на «вечное поселение» в небольшое село Берлик в Казахстане. Здесь техническое образование вновь сослужило ему хорошую службу — он смог устроиться учителем математики и физики в 8-10 классах местной средней школы. Биографы писателя отмечали, что если бы он мог вести только гуманитарные предметы (историю, словесность), то, вероятно, из-за идеологически неблагополучного прошлого его бы не допустили к преподаванию. А потому эта работа, возможно, спасла бывшего заключенного от голодной смерти.

После возвращения из ссылки в 1956 году Солженицын преподавал математику, электротехнику и физику сначала в Мильцево Владимирской области, потом — в Рязани, и лишь затем полностью переключился на общественную и литературную деятельность.

Федор Достоевский: «я у папы инженер»

u59k2wu_wfrr72evbauvqpmycwy

В отличие от Солженицына, Федор Михайлович Достоевский с детства мечтал о писательстве. Но отец Достоевского решил, что пером достойного будущего себе не обеспечить, и настоял на том, чтобы сын поступил в Главное инженерное училище в Санкт-Петербурге.

Послушный отпрыск вместе со старшим братом Михаилом отправился из Москвы в Северную столицу, получил образование и даже отслужил чуть больше года в Петербургской инженерной команде, прежде чем уволиться со службы в чине поручика и полностью посвятить себя литературе. Однако перед этим он успел перейти от «мечт о поэзии» к реальной литературной практике. Он основал в училище литературный кружок, занимался переводами чужих произведений и, конечно, много читал и пробовал сочинять рассказы и романы. Благодаря нескольким годам таких «проб пера» с момента увольнения со службы и до получения известности в литературных кругах прошло меньше года — что, безусловно, очень здорово, поскольку годы прозябания в безвестности могли бы остудить пыл молодого литератора и вынудить его прекратить свою писательскую карьеру.

Технические знания Федора Михайловича то и дело дают о себе знать: то бумажка «описывает в воздухе параболу», то Иван Карамазов рассуждает о создании Земли, ссылаясь на Евклидову геометрию. Некоторые исследователи творчества писателя и вовсе предполагают, что в произведениях Достоевского зашифровано множество математических кодов.

Так инженерное образование не вытеснило из Федора Михаиловича писателя, но в определенной степени обогатило логические рассуждения героев его произведений.

Льюис Кэрролл: един в шести лицах

pv1vze1pdowsmnsy9grv0r1tepy

Если в Солженицыне и Достоевском сочетались два профессиональных амплуа, то создатель «Алисы в Стране чудес» объединял в себе сразу шесть ипостасей: он был не только писателем и математиком, но и философом, логиком, диаконом и даже фотографом.

Выдающиеся математические способности, которые Льюис Кэрролл проявлял еще со школьной скамьи, позволили ему окончить престижный колледж Крайст-Черч при Оксфордском университете, а затем получить место профессора математики в Оксфорде, где он впоследствии проработал целых 26 лет. Там же, в колледже, он и встретил прототип своей будущей самой известной героини — четырехлетняя Алиса была дочерью декана колледжа, филолога Генри Лиддела.

Кэрролл опубликовал множество научных трудов по математике под своим настоящим именем Чарльз Лютвидж Доджсон. Он занимался математическим анализом, теорией вероятностей, евклидовой геометрией, линейной и матричной алгеброй. В частности, он разработал один из методов вычисления определителей, названный впоследствии Конденсацией Доджсона.

Писатель также интересовался «занимательной математикой», то есть придумывал различные логические задачки и головоломки, а потом перенес заимствованные оттуда принципы в свое литературное творчество, создав уникальные миры Страны Чудес и Зазеркалья. Парадоксы, закономерности и загадки в сочетании с прекрасным юмором делают его работы увлекательными для больших и маленьких читателей на протяжении более 150 лет.

Ник Перумов: лаборатория фантастики

ajcqfgoszf2-0pmy2si__69ntmm

Николай Даниилович Перумов, которого многие считают основателем русского фэнтези, начинал свой профессиональный путь отнюдь не в сфере литературного творчества.

Он окончил кафедру биофизики физико-механического факультета Ленинградского политехнического института по специальности инженер-физик. В дальнейшем на протяжении 10 лет работал в Ленинградском НИИ особо чистых биопрепаратов, где занимался молекулярной биологией и даже участвовал в разработке методов лечения детей, пострадавших во время Чернобыля.

При этом он с молодости увлекался фантастикой и фэнтези, был участником толкиенистского движения и, как и многие поклонники Профессора, сочинял произведения в жанре фан-фикшн — то есть придумывал собственные сюжеты, используя героев и Вселенную любимого автора.

Однако о профессиональной писательской карьере он и не подумывал до кризиса в начале 1990-х, когда финансирование науки было почти прикрыто. Тогда Перумов стал подрабатывать, сочиняя «бульварную» литературу, и впервые подумал о том, чтобы опубликовать свою ставшую впоследствии легендарной серию «Кольцо Тьмы» — к тому моменту она уже несколько лет ходила «по рукам» в формате самиздата.

Переехав в США в 1998 году, Перумов устроился на работу в научный институт и занимался биофизикой и молекулярной биологией, что не помешало ему за последующие 25 лет опубликовать более полусотни книг, переведенных на десятки языков.

Евгений Замятин: писатель, который строил ледоколы

dniklzwum58p64myivpidnkyoyi

«В гимназии я получал пятерки с плюсом за сочинения и не всегда легко ладил с математикой. Должно быть, именно потому (из упрямства) я выбрал самое что ни на есть математическое: кораблестроительный факультет Петербургского политехникума» — вот так необычно объясняет свой выбор специальности Евгений Иванович в автобиографии.

По окончании учебы будущий писатель работал инженером, а также преподавал кораблестроение, а в свободное время писал и публиковал повести и рассказы, за один из которых («На куличках») даже был привлечен к суду за неприглядное и отталкивающее изображение царской армии в период Первой Мировой и был выслан в Карелию.

В 1916 году Замятина как опытного инженера командировали в Англию для участия в строительстве российских ледоколов на верфях Ньюкасла, Глазго и Сандерленда. И только после революции он окончательно сделал литературу своей профессией.

«Вообще, Замятин — математик в литературе», отмечал один из критиков. В писательских кругах его называли «гроссмейстером литературы», человеком рациональным и «застегнутым на все пуговицы». Чтобы понять, что техническое прошлое заметно повлияло на его творчество, не нужно глубоко исследовать его творчество — достаточно и наиболее известного произведения автора, романа-антиутопии «Мы».  Героем-рассказчиком в произведении является выдающийся математик, люди названы «нумерами» (Д-503, О-90, I-330), их окружают сложные, но при этом весьма детально описанные технологии, а в самом повествовании встречаются алгебраические, физические и химические термины.

Борис Стругацкий: сюжеты среди звезд

8mhqrzsihy7kj4vgtty5ebanovo

Будущий фантаст закончил механико-математический факультет ЛГУ по специальности «астроном». Затем он поступил в аспирантуру Пулковской обсерватории, работал там же инженером на счетной станции, причем остался там на полставки даже после того, как начал совместно со старшим братом Аркадием публиковать свои литературные произведения, стал профессиональным автором и членом Союза писателей.

Наличие серьезного технического образования облегчало Борису Натановичу подготовку к написанию произведений. Он и не скрывал, что вдохновение он черпал в основном из научно-популярной литературы, находя и развивая оригинальные и смелые идеи о развитии науки и техники.

Примечательно, что Стругацкий-старший, будучи по основной профессии переводчиком с английского и японского языков, также был неравнодушен к астрономии и именно он отвечал за те аспекты произведений, которые были связаны с описаниями космоса и космических явлений. А вот отсылки к японской поэзии — это уже следствие любви к последней «технаря» Бориса, вот такой парадокс.

Работы братьев Стругацких переведены на 42 языка, а их именем названа не только площадь в Санкт-Петербурге, но и астероид.

Тед Чан: один из нас

qngjm5pxbcp5bt5ij9bq8tlwsna

Впрочем, не только среди инженеров и математиков прошлого есть талантливые авторы. Так что завершаем мы эту статью рассказом о Теде Чане: разработчике, информатике и писателе-фантасте.

Тед Чан родился в 1967 году в пригороде Нью-Йорка, окончил Брауновский университет в Род-Айленде по специальности «Информатика». Он еще со средней школы писал истории и отправлял их в журналы. В 1990 году после участия известном в писательском воркшопе он смог впервые продать в один из журналов свою повесть «Вавилонская башня», которая имела большой успех и получила ряд престижных номинаций и наград.

За следующие 20 лет он опубликовал один сборник произведений и около 15 повестей и рассказов — и получил примерно столько же литературных премий. В 2016 году вышел фильм «Прибытие», представляющий собой экранизацию его рассказа «История твоей жизни».

Что примечательно, несмотря на все вышеперечисленное Чан продолжает работать в качестве технического писателя в IT-компании, выпуская небольшие научно-фантастические произведения раз в несколько лет, когда его посещает вдохновение.

Если сжать содержимое этой статьи в одно предложение или тезис, то оно прозвучит так: «Да, хороший технарь может стать отличным писателем, а техническое образование может помочь на литературном поприще». Мы будем очень рады, если этот материал придаст импульс затаившемуся в вас творцу и мастеру слова, который обычно и прячется за маской сурового гика.

(Материал и иллюстрации опубликован на сайте pcnews.ru 15.07.2020)

РАССКАЗАТЬ В СОЦСЕТЯХ