• 15 октября 2019
  • Автор:
  • Фото:Художник Ольга Николаева

Многие боятся числа «13», суеверно считая, что оно несет с собой несчастья и прочие неприятности. Но Александр Григоренко не из слабонервных! Узнав, что ему предстоит писать тринадцатую главу романа-буриме «#12 Война и мир в отдельно взятой школе», он без малейших колебаний согласился примкнуть к нашей дружной компании. Александр живет далеко за Уралом, и ему захотелось вывести повествование за пределы московской кольцевой автодороги, отправив героев в путешествие вглубь России. Вот только дорогу он выбрал, мягко скажем, необычную. Каково это – странствовать по «изнанке» мира – и кого можно там встретить, вы узнаете, если последуете за Александром Григоренко и оказавшимися в его полной власти Павлом Николаевичем и Аней Шергиной.

Глава 13
Александр Григоренко
Платон

— Как ты попала сюда?
Шергин спрашивал, понимая бессмысленность вопроса.
Они стояли на плоту, который отдалялся от берега так плавно, будто под ним твердь, а не вода. Шергин осматривал странное одеяние дочери, большое весло в ее руке – нелепость этого подобия парковой статуи Шергина не веселила и не раздражала. Пережитое за этот краткий промежуток времени опустошило его – он даже не ждал, что дочь ответит. Но она ответила.
— Если существует дверь, то кто-то должен в нее войти. Так пусть этим «кто-то» буду я.
Лицо ее отражало безжизненный плоский свет, губы держали неподвижную полуулыбку, от которой Шергину вдруг стало страшно. Он схватил ее за плечи, встряхнул, крикнул: «Аня!», но улыбка не исчезла.
— Ты ведь мой отец, – сказала Анна, – так ведь?
— Аня, ты что…
— Ну и вот. Должна же я знать, что ты задумал на самом деле. Как видишь, тебе все труднее скрывать то, ради чего ты и те, кто за тобой, разворотили целую улицу, согнали с обжитых мест кучу людей, разрушили их жизнь. И мою в том числе – догадываешься об этом?
— Я расскажу тебе, – прошептал Шергин, – расскажу все! Самой первой. Обязательно. Но… потом, чуть позже. Поверь мне, деточка моя.
— Ха-ха-ха, – проговорила деточка, – так я и думала. Вы все так… И мама тоже было начала рассказывать, а потом – хлоп, и рот на замок, продолжение в следующей серии…
— Что?! Что она сказала?
— В Новой Москве строить выгоднее…
— Много она понимает, твоя мама!
— Догадываюсь, что больше тебя, – улыбка стала издевательской, – она ведь гидролог. И на самом деле это была ее идея.
— Думай, что говоришь, идиотка сопливая!
Шергин никогда не называл дочь обидными словами – ранее она не давала повода.

Гнев разбудил Шергина. В жизни ему приходилось переживать всякое, но он знал за собой одно спасительное свойство: когда обстоятельства приперали его к стене, вдруг отключался страх, тоска, мысли, в душе на мгновение водворялась абсолютная тишина, в которой начинали загораться команды, как на аварийном табло. Сейчас табло приказывало – не смотреть по сторонам, не думать, идти обратно, на поверхность. Немедленно. Любой ценой.

Продолжение здесь (тринадцатую главу ищите по ссылке в оглавлении)

Александр ГригоренкоАлександр Григоренко родом из Новочеркасска, но, сколько себя помнит, живет в Сибири. Окончил Кемеровский государственный институт культуры по специальности «руководитель самодеятельной киностудии». Однако всю жизнь занимался журналистикой, а став совсем-совсем взрослым и совсем-совсем опытным, взялся за прозу. За плечами у него три больших романа: «Мэбэт», «Ильгет. Три имени судьбы» и «Потерял слепой дуду». Каждый из них в разное время приносил автору номинации на главные отечественные литературные премии – «Большая книга», «НОС», а в 2016-м Григоренко стал лауреатом премии «Ясная поляна». В издательстве ArsisBooks, где печатается Александр Евгеньевич, говорят, что его романы на всех ярмарках и фестивалях разбирают первыми. Еще бы! Захватывающие сюжеты, экзотические нравы и обычаи древних племен, несгибаемая воля главных героев и глубокие философские размышления – кто по доброй воле откажется от такого чтения?!

РАССКАЗАТЬ В СОЦСЕТЯХ: