• 5 ноября 2019
  • Автор:
  • Фото:Художник Анна Лосникова

Пока некоторые герои романа «#12 Война и мир в отдельно взятой школе» выкарабкиваются из весьма странных приключений, Булат Ханов, наш новый автор из Казани (и, к слову, в недавнем прошлом школьный учитель русского языка и литературы), возвращает читателей в «двенашку».

В школу зачем-то нагрянули представители специального комитета Департамента образования, и один из них – вот ведь неожиданность – оказался другом покойного отца Пети Безносова. И он очень хочет поговорить с Петей о Калачёвке, о русле подземной реки, о снесенной церкви святого Трофима и о редком даре Лизы…

Глава 14
Булат Ханов
Дедлайн

Петя совсем запутался.
Он начал задаваться вопросом, как много переживаний способен вынести человек, прежде чем повредится рассудком. Тем более подросток. Тем более он, Петя Безносов, весь такой неуклюжий и нелепый.
После случая с куклой, висящей на дубе, Оля замкнулась в себе. Она не выходила из дома, не брала трубку, и только со слов Кати Петя знал, что Оля, пускай и не своевременно, хотя бы ест и спит.
– Кроссовки мне в тот же день велела выкинуть, – сказала Катя. – Те, белые, помнишь?
О том, чтобы копать землю под дубом в поисках ключа, сейчас и речи не шло. Во-первых, в одиночку бы Петя все равно не решился, а во-вторых, сестры сочли бы его предателем. Это как раны ковырять, притом незажившие.
В школе безотрывно крутилась вокруг Лёля Абрикосова. Она то просила телефон, чтобы срочно позвонить двоюродной тёте (у самой он якобы разрядился, ага), то искала повода уколоть Петю.
– Избегаешь ты меня, Безносов, – произнесла Лёля в столовой, то ли задумчиво, то ли укоризненно.
– Ничего я не избегаю.
– Пойдем в кино сегодня?
– Я занят.
– Говорю же, избегаешь.
В их диалог вмешался Андрей:
– Кино? Я люблю кино. Пойдём вместе, Лёля?
– Я за! Как насчет сегодня?
– Шикарно! Купишь мне билет?
Вместо ответа Абрикосова треснула Андрея ложкой по голове.

В тот же день Лёля принялась заигрывать с Федей. Наблюдая за ее ужимками, Петя с нарастающей тревогой гадал, что она выкинет дальше.

А ещё пропала Аня. Она перестала появляться в школе и исчезла со всех радаров, выйдя на связь лишь единожды. Обеспокоенный Петя пересказал одноклассникам странный телефонный диалог. Шергина требовала пятьдесят тысяч, и голос ее звучал до жути раздраженно. Даже во время самых ярых споров о политике Аня не была настроена столь категорично.
– Кому ты хоть деньги переслал?
– Некоему Эдуарду Анатольевичу К. Понятия не имею, кто он такой.
Все недоуменно переглянулись.
– Опять она что-то затевает, – предположил Андрей. – Как с «курагой».
– Почему тогда из Москвы уехала? – спросил Вася.
– Что, если не уехала?
– А пятьдесят тысяч ей для чего?
– Мне и самому интересно, для чего. Одно ясно: Шергиной известно побольше нашего.

В пятницу, перед самым уроком, Глюкоза объявила, что на химии перед учениками выступят уполномоченные из специального комитета Департамента образования. Школьники почуяли неладное. Чтобы Глюкоза позволила кому-нибудь отнять у нее часть урока? По доброй воле, без кровавой битвы? Что это за уполномоченные такие всемогущие?
Гостей из комитета было двое. Рыжеволосая женщина в оливковых брюках и белом свитере с закатанными рукавами назвалась специалистом по геологии и геодезии Идой Максимовной. Она представила и своего спутника – Осипа Алексеевича, таинственного бюрократа с прямоугольной головой и хищными синими глазами. Молчаливый до поры Осип Алексеевич в сером костюме-двойке не выпускал из рук тёмный дипломат.
– Прямо G-man какой-то, – шепнул Дорохов.
– Кто-кто? – не понял Петя.
Глюкоза призвала их к порядку, и они замолчали.
Ида Максимовна умными словами объяснила, какая опасность грозит жителям Калачёвки, если они не переедут. Глубинная эрозия почвы, спровоцированная запрятанными под землей источниками, подтачивает фундаменты. Помещения медленно, но верно захватывает неистребимая грибковая плесень всех цветов, которая источает ядовитые миазмы и приводит к пневмонии, астме и заболеваниям опорно-двигательного аппарата. А капитальный ремонт ничего не исправит, только на короткий срок отсрочит неминуемое разрушение зданий.
Осип Алексеевич сухо добавил, что проживание в Калачёвке представляет высокий риск для жизни, поэтому муниципальные службы во избежание непредвиденных последствий ускоряют переезд.
– Надеемся, Новый год вы встретите в новых квартирах, – закончил Осип Алексеевич. – Мы все должны быть заинтересованы в этом.
Пете на секунду показалось, что чиновник добавит: «Не так ли?», но вместо этого уполномоченные из специального комитета сослались на неотложные дела и покинули кабинет.
– Шут знает, что такое, – пробормотала Глюкоза, когда дверь за гостями закрылась.
Впрочем, озадаченность на ее лице моментально исчезла, едва лишь ученики бросились спрашивать, что Глюкоза обо всем этом думает.
– Под шумок вы решили химию сорвать, верно? – прикрикнула она.

Продолжение здесь (четырнадцатую главу ищите по ссылке в оглавлении)

Булат Ханов

Булат Ханов – новое имя в современной русской литературе. Но в свои 28 лет он уже успел громко заявить о себе – в прошлом году Булат стал лауреатом премий «Лицей» и «Звездный билет». Недавно у него вышли сразу два романа: «Гнев» и ранее публиковавшиеся в журнале «Дружба народов» «Непостоянные величины». Ханов окончил Казанский федеральный университет и некоторое время преподавал в школе русский язык и литературу.

РАССКАЗАТЬ В СОЦСЕТЯХ: