События «коллективного романа» становятся всё загадочнее и загадочнее, когда за дело берется Эдуард Веркин, автор четвертой главы. Ее главные герои – Лиза Дейнен и Андрей Лубоцкий. Лубоцкий лениво тягает гири, Дейнен бездельничает. Они болтают, ерничают, обсуждают последние события: поведение Шергиной, таинственное исчезновение пенсионерок и внезапный взрыв водокачки…

Глава четвертая

Эдуард Веркин

Разговор на Калачевке

– Rakhmetoff, really!
Дейнен быстро сфотографировала Лубоцкого, замершего с гирями в позе классического циркового атлета.
– Я, в смысле, что он тоже не ел апельсинов, – пояснила Дейнен и сфотографировала Лубоцкого тщательнее.
Лубоцкий уронил гири, благовоспитанно остановил их падение в сантиметре от пола и осторожно установил на самодельный деревянный помост.
– У меня просто на цитрусовые аллергия, – пояснил Лубоцкий, потирая запястья. – А ты откуда про Рахметова знаешь?
– Лагерь интеллектуального резерва, литературная смена, отряд имени Державина, – зевнула Дейнен. – «Что делать?», «Как закалялась», «И в гроб сходя…», ну и вообще, сплошной бетон и железобетон, весь август мимо… А мастер тухло косплеил Мастера…

Дейнен отстраненно хихикнула. Лубоцкий опустил руки в оловянный тазик, обильно вспылил магнезию, растер между пальцами, похлопал в ладоши, принялся вращать плечами, разминая передние и средние дельты.
Дейнен вытянула ноги и поставила их на старый телевизор.

– Знаешь, такой мужичочек, лет тридцати, – брезгливо рассказывала Лиза. – Волосенки, штанишки узкие, бороденка карасем, хипстота вроде как и шапочка с буковкой…
– Неужели «М»?
– Не, «W», вроде как «Writer». Так он эту шапочку постирал, вывернул и случайно надел, как? Голова кругом от этих разночинцев…
– Да уж…
Лубоцкий подпрыгнул, легко повис на перекладине. Дейнен чихнула.
– А ты зачем туда ездила? – Лубоцкий подтянулся. – Ты же вроде передумала в писатели?
– Не передумала. Потом, там все уже были…

Дейнен достала из сумочки блокнот с Коньком-Горбунком на обложке и изгрызанный оранжевый карандаш.

– У меня обострился кризис идентичности, – пояснила она. – Но теперь я излечилась березовой почкой.
– Л-карнитин тоже помогает, – заметил Лубоцкий. – Л-карнитин и кроссфит – и все кризисы… отступят.

Лубоцкий продолжил мягко, с легким хрящевым хрустом в левом локте подтягиваться. Дейнен сидела в кресле, листала блокнот.

– Моей маме помогли пиявки. Знаешь, там на углу с Трофимовским открыли чудесное пиявочное бюро…
– Имени Дурэмара, – не удержался Лубоцкий.

Лиза поглядела на Лубоцкого порицательно, всякую пошлость она не переносила с детства.

– В пиявках – гирудин, – попытался исправиться Лубоцкий и подтянулся еще раз.
– Ну да… А ты слышал, что в восемнадцатом доме исчезли две пенсионерки?

Продолжение здесь (Четвертую главу ищите по ссылке в оглавлении.)

Эдуард Веркин. Художник Сергей Ивкин
Эдуард Веркин. Художник Сергей Ивкин

Эдуард Веркин – российский детский писатель, фантаст, автор таких книг, как «Облачный полк», «Место снов», «Кошки ходят поперёк» и др. Обладатель премий «Заветная мечта», «Книгуру», «Новые горизонты». 

До 1999 года работал преподавателем в одном из вузов Воркуты. Потом увлёкся литературой и пошел учиться на курсы в Литературный институт. Недавно Веркин выпустил роман «Остров Сахалин» – парафраз Чехова и отличный приключенческий роман-апокалипсис уже не только для подростковой аудитории.

РАССКАЗАТЬ В СОЦСЕТЯХ: