• 7 мая 2019
  • Автор:
  • Фото:Художник Анастасия Серебренникова

Приключения героев авантюрного романа-буриме для подростков «#12 Война и мир в отдельно взятой школе» продолжаются. Автором третьей главы стал актер и писатель Григорий Служитель.

Петя Безносов изучает наследство, доставшееся ему от отца. Бивень слона в стеклянном саркофаге, сабли эпохи войны с Наполеоном, кляссеры с марками, пластинки, пачки фотографий – музей, одним словом, а не квартира! Внимание его привлекает старинная гравюра 1776 года с надписью «Церковь святаго Трофима Ираклионского». Пристально рассмотрев рисунок, парень понимает: когда-то эта церковь стояла на месте их школы. Продолжая перебирать отцовские вещи, Петя натыкается еще и на записку со знакомым именем…

Глава 3

Григорий Служитель

«Двенашка»

Почти каждый день после уроков Петя шёл пешком из Замоскворечья в Колпачный переулок. Путь занимал что-то около часа, и всё это время предоставленный самому себе Петя размышлял о последних событиях. Он по-своему любил «Двенашку» и всю их школьную компанию. Петя не особо задумывался о предопределении, но, если уж они оказались вместе, значит, это неспроста, значит, так зачем-то нужно. Но на самом деле он не испытывал по поводу сноса ничего, кроме безразличия. Он оглядывался вокруг: на маму, на Федю, на учителей, на случайных прохожих – и видел, что вся жизнь состоит как бы из кругов. И если разобьется один круг, то сразу обязательно возникнет другой. И так будет всегда. Поэтому имело ли смысл горевать из-за сноса «Двенашки»? В конце концов, если одноклассники захотят, они смогут видеться и вне старой школы. А если не захотят, получается, что не так уж и сильна была их привязанность (насчёт дяди Фёдора он не сомневался: с этим корешем они пройдут вместе через всю жизнь). Другое дело, что он был искренне возмущен ситуацией с Шергиной. Пару раз даже набирал её номер, чтобы поддержать Аню, но она сбрасывала звонок. Вот и сегодня в столовой он попробовал уступить ей место в очереди. Но вышло это как-то неловко и глупо. Как будто если она поест раньше на одного человека, то обида её ослабеет. Она вежливо отказалась. Петя сказал:

— Ань, слушай. Я на твоей стороне. Ты ни в чем не виновата. Это всё какая-то жесть. Теперь вон до побоев дошло. Если тебе нужна какая-то помощь, сразу скажи!

Аня молча смотрела в пол.

—  Ты только не подумай, я не подкатываю к тебе.

На этих словах Аня резко посмотрела ему в глаза, криво ухмыльнулась и отошла. Петю смутила такая реакция. Высокомерная и злая. Тем более что он и правда даже в мыслях не имел к ней подкатывать. Еще полгода назад хотел, но боялся, а теперь и желание пропало.

В сентябре Пете всегда казалось, что он вернулся с каникул обновленным и обогащенным; что за лето достаточно вырос, научился быть самим собой и обрёл долгожданную уверенность. В начале каждого учебного года он не сомневался, что уж на этот раз класс наконец воспримет его всерьёз. Но то ли он ошибался насчет себя, то ли одноклассники за летние месяцы тоже успевали сильно измениться, но они снова оказывались на пару вершков впереди Пети. Летом, знакомясь с новыми людьми, Безносов сам себе удивлялся: каким он может быть раскованным и лёгким. Но в школе старые связи брали своё, и получалось, что раз отведенное ему место слишком крепко держит его.

Продолжение здесь (Третью главу ищите по ссылке в оглавлении.)

Григорий Служитель. Художник Анастасия Серебренникова
Григорий Служитель. Художник Анастасия Серебренникова

Григорий Служитель – в 2005 году окончил режиссерский факультет Российской академии театрального искусства – ГИТИС (мастерская Сергея Женовача) и сейчас служит в «Студии театрального искусства». Исполняет роли Коровьева в «Мастере и Маргарите», графа Функендорфа  в спектакле «Захудалый род», Кругеля в «Игроках» и др.

В литературу ворвался стремительно с дебютным романом «Дни Савелия» – о котах и людях, играющих чью-то жизнь. Как говорит сам Служитель, «Дни Савелия» – это «признание в любви родному городу и дань памяти дорогим для меня кошачьим существам». А еще Григорий – солист группы O’Casey.

РАССКАЗАТЬ В СОЦСЕТЯХ: