Любимые женщины Андерсена

Загадки персонажей великого сказочника

Сестрица Генриетта

Какими именами только не называют в разных странах героиню одной из самых известных сказок Ганса Христиана Андерсена! В первом русском переводе этой чудесной истории она звалась Лизок-с-вершок. Вы, наверно, уже догадались, что речь о Дюймовочке.

Сам Андерсен назвал прелестную малышку, родившуюся в тюльпане, Томмелисе. То есть Лисе, ростом в дюйм. Нетрудно догадаться, почему в Чехии она превратилась в Маленку, во Франции — в Пуселину (производное от слова, обозначающего большой палец руки), а в России первоначально стала Лизок-с-вершок. Но вот был ли у Дюймовочки прототип? Как звали ту реальную девушку, которая вдохновила Андерсена сочинить эту сказку? Уже больше ста лет эти вопросы не дают покоя биографам Ганса Христиана, исследователям его творчества.

Прототип Дюймовочки — это Генриетта, старшая дочь Вульфа, адмирала Датского королевского флота.

Скорее всего, именно такую версию услышите вы сегодня от любителей литературоведческих детективов. Главные аргументы в ее пользу: во-первых, Генриетта Вульф была очень маленького роста. Во-вторых, известно, что Андерсен называл ее своим светлым эльфом. А ведь Дюймовочка вышла замуж за принца эльфов.

Генриетта была не только мала ростом, но, к несчастью, еще и горбата. Да разве не по силам сказочнику превратить в своих фантазиях карлицу-горбунью в очаровательное создание, от которого не отвести глаз?

В дом Вульфов совсем еще молодой Андерсен пришел, чтобы заручиться поддержкой главы семейства. Ведь адмирал Петер Вульф был человеком с хорошим литературным вкусом, несомненным литературным даром (он переводил Шекспира и Байрона) и, что было немаловажно для Ганса Христиана, человеком влиятельным не только в военных кругах.

Андерсен показал адмиралу свою пьесу и попросил оценить.

Опус Ганса Христиана Вульфу не понравился, зато сам автор произвел настолько приятное впечатление, что Вульф пригласил его на семейную трапезу.

Андерсен с детства отличался талантом располагать к себе окружающих. Дети, подростки часто смеялись над его нелепой внешностью, несоразмерно длинными и тонкими руками и ногами, большим длинным носом. А вот многие взрослые, услышав речь Ганса Христиана или его пение, проникались к нему симпатией. Ведь рассказчиком он был отменным, а пел так хорошо, что порой его звали в разные дома, чтобы украсил вечер своим вокалом.

Вот и семья адмирала Вульфа очаровалась Андерсеном. Он стал частым гостем в этом доме.

Рассказывают, что дочь адмирала Генриетта даже им увлеклась, и довольно серьезно. Андерсен тоже ее полюбил, но как друга. Любовью брата.

В автобиографии «Сказка моей жизни» Ганс Христиан называет Генриетту бойкой и одаренной девушкой. Генриетта особенно ценила в его сочинениях «блестки юмора», и Андерсен старался, чтобы эти блестки стали еще ярче.

Дюймовочка, преодолев множество невзгод, обрела счастье в стране эльфов и поменяла свое прежнее, некрасивое, по мнению жениха-принца, имя на звучное Майя. Она стала царицей цветов.

У Генриетты Вульф — все наоборот: счастливое начало и печальный конец. Причем роковую в ее жизни роль сыграл родной брат, которого звали, как и Андерсена, — Христиан.

Однажды они отправились вместе в далекое путешествие, и Христиан неожиданно умер.

Спустя годы Генриеттой овладело желание вновь побывать на его могиле. Она отправилась в путь на пароходе «Австрия», в дороге ее начали одолевать нехорошие предчувствия. Генриетта даже собиралась покинуть корабль во время остановки в порту, но ей приснился брат. Он звал Генриетту, и она, устыдившись суеверного страха, продолжила путешествие.

Вскоре «Австрия» исчезла, судьба судна стала известна лишь время спустя: его погубил пожар.

Узнав о беде с Генриеттой, Андерсен едва не тронулся умом. На улице ему казалось, что вокруг не дома, а гигантские волны, вздыбившиеся как при шторме.

В тяжелых ситуациях его спасала вера в то, что Господь все направляет к лучшему, а души тех, кого больше рядом нет, обретают покой в лучшем из миров. Вероятно, и на этот раз Ганс Христиан пустил свои думы по этому руслу. Так его «едкое горе перешло в тихую грусть».

Сестрица Йенни

В «Сказке моей жизни» Андерсен сообщил о том, что огородец, в котором его родители выращивали лук и петрушку, перекочевал из отчего дома на страницы «Снежной королевы». Но он даже не намекнул на то, с кого писал портрет ледяной красавицы.

Его биограф Кэрол Роузен решила, что Снежная королева — это не плод его воображения, а самая большая любовь его жизни — шведская певица Йенни (Дженни) Линд.

Однажды Андерсен отправил Йенни письмо с признанием в любви, но девушка ответила, что он для нее — друг и брат, и это — единственно возможные между ними отношения.

Последователи Роузен пишут о холодном сердце «шведского соловья», как называли Йенни современники. Не уверена, что Ганс Христиан согласился бы с ними.

«На сцене Йенни Линд была ослепительной артисткой, звездой первой величины, — писал он в автобиографии, — а дома — робкой, скромной молодой девушкой с по-детски благочестивой душой».

По-моему, такая девушка — мечта любого мужчины.

Ганса Христиана приводило в восторг ее пение. Он ездил вслед за ней в Лондон и Берлин, чтобы увидеть и услышать ее в новой опере.

Однажды в Берлине накануне Рождества Ганса Христиана, по собственным его словам, охватила идея фикс: Рождественский сочельник он встретит вдвоем с Йенни.

Весь вечер и всю ночь просидел Андерсен у окна, глядя на звезды. Кто знает, в какие заоблачные дали уносили его мечты. Но Йенни не пришла. И за ним не прислала.

Когда на следующий день Ганс Христиан рассказал ей о своих рухнувших мечтах, Йенни пообещала, что устроит встречу Рождества еще раз. Специально для него, своего братца, своего дитя. Хотя сказочник был старше певицы на четырнадцать лет, так уж между ними повелось, что Йенни могла называть его дитяткой.

Свое обещание Йенни сдержала, но это была встреча не вдвоем, а втроем. Певица пригласила на праздник подругу. Может быть, там присутствовал кто-то еще, или, как Снежная королева в андерсеновской сказке, этот некто заглядывал в их окно? Ведь изображение Андерсена и Линд у рождественской елки вскоре появилось в местной газете, где обоих назвали детьми Севера…

Йенни превратила это торжество в музыкальный вечер, а всю елку увешала подарками, которые предназначались только одному человеку — Андерсену.

Йенни Линд обладала колоратурным сопрано редкой красоты, была хороша собой. Конечно, окружена поклонниками. Выдающийся немецкий композитор и музыкант Феликс Мендельсон потерял голову из-за Йенни. Он готов был оставить ради нее семью, предлагал Йенни бежать с ним в Америку. В случае отказа грозил покончить с собой.

Их биографы считают, что роман между ними был, но соединять свою жизнь с Мендельсоном Йенни отказалась. После его смерти Йенни основала Благотворительный фонд стипендий имени Феликса Мендельсона.

Замуж Йенни вышла за музыканта Отто Голдшмидта, ученика Мендельсона, у них родилось трое детей.

Вскоре после замужества Йенни познакомила Андерсена со своим Отто. После этого встреч с ней Ганс Христиан больше не искал.

В «Сказке моей жизни» Андерсен свидетельствовал, что Йенни Линд преподала ему великий урок. Это благодаря ей он впервые познал святость искусства и проникся сознанием долга, повелевающего забывать себя самого ради высоких целей в искусстве. Он утверждал, что ни другие люди, ни книги не оказывали на него более облагораживающего влияния, чем Йенни.

Похоже ли это на задание, которое Снежная королева дала Каю, поручив сложить из льдинок слово «вечность» и пообещав, что после этого он сделается самому себе господином?

В своей биографии Ганс Христиан Андерсен, который до конца своих дней был одинок, не жаловался на жизнь, не описывал страдания из-за несчастной любви. Он утверждал, что жизнь его богата событиями и прекрасна.

Источник: Наше время

РАССКАЗАТЬ В СОЦСЕТЯХ: