• 11 июня 2020
  • Автор:
  • Фото:Художник Дарья Шамигулова

Трудно поверить, но факт остается фактом: роман-буриме «#12 Война и мир в отдельно взятой школе» со скоростью курьерского поезда мчится к конечной станции – к своему неизбежному финалу. И мы представляем вам предпоследнюю, 23-ю главу. Читайте ее внимательно: наш новый автор Николай Караев не только ответит на некоторые вопросы, заданные его предшественниками, но и загадает несколько новых загадок. Хотя, почему несколько? Много!

Сегодняшний фрагмент – блестящий тест на общую эрудицию, где что ни строчка, то зашифрованный «поклон» титанам прошлого (и настоящего). Помогите Андрею, Лизе, Ане и Пете справиться с хитроумной задачкой, подкинутой им таинственным думспиросперологом Виктором Олеговичем Билибиным. Найдите как можно больше кино- и литературных «приветов», и «нить Ариадны», которая выведет наших героев из запутанного лабиринта, окажется у вас в руках. В дорогу! И да пребудут с вами сила Дэ и сила Тэ…

Глава двадцать третья

За миллиард воль до конца света

Николай Караев

– Prince Andrew! Wake up! Wake up, Neo![1]

Океанское дно сотряс подземный толчок, время ускорилось, и Андрея вынесло из бездны снов на поверхность яви. Нехотя разлепились глаза. Ночь, больница, тишина. Сопение соседей по палате. За окном привычно густела тьма.

Справа и слева от койки стояли двое. Андрей моргнул. Зеркальная пара стариков, неуловимо знакомые лица. Глядят один на другого. Минуту или две ничего не происходило, и Андрей успел убедить себя, что ему чудится; тут старики синхронно вытянули правые руки и схватили друг друга за бороду. «Это кошмар, – решил Андрей. – Перевернуться на бок. Одеяло на голову, уснуть и…» Пошевелиться было невозможно.

Старики между тем расплылись сизым дымом, тоже с завидной синхронностью, но бород из кулачищ не выпустили. Они образовали словно бы кольцо, которое кружилось: медленно, быстрее, еще быстрее – и на Андрея стала наползать вихрящаяся воронка. Адреналин сжег предохранители. Андрей, сейчас, пожалуй, и правда сверхчеловек, выпрыгнул из койки, нырнул под воронку, помчался к двери. Кольцо рвануло следом. Коридор дрожал, изгибался, будто кишка гигантского гада, трясся, лягался, искрил…

Андрей помотал головой. Выныривая из кошмара, зажмурился и резко открыл глаза. Ночь, тишина. Не больница. Он не в койке из-за вегетососудистой этой, как ее. Он стоит босиком на асфальте. Впереди готическим замком высится «двенашка» имени ирландца, имя которого их учили произносить правильно: не Шоу, а Шо. Само собой вырвалось:

– Шо за нафиг?

– Сомнамбюлизм, мсье Лубоцки, – тихо сказали рядом, коверкая фамилию на французский манер. – Но вы вовремя. Give me a second, I’ll call your dear comrade.[2]

Саднили ступни. Кто-то внутри прошептал: «Я одно понимаю, что всё мерзко, мерзко и мерзко». Оборачиваться не хотелось.

Продолжение здесь (двадцать третью главу ищите по ссылке в оглавлении)

 

Николай Караев родился и живет в Таллине. Работает с текстами: читает, анализирует, редактирует, переводит, придумывает и пишет. Любит фантастику, викторианство и иероглифы. Пытается сводить материи в одно. Печалится, когда не понимаю людей.
Финалист премии «Будущее время», лауреат Беляевской премии за перевод книги «Антихрупкость» Нассима Николаса Талеба.

РАССКАЗАТЬ В СОЦСЕТЯХ: