В сугубо мужской компании авторов нашего «коллективного романа» наконец-то появилась первая прекрасная дама – Нина Дашевская. А это значит, что и в самой истории лучшая половина человечества выходит на первый план, и повествование становится куда романтичнее. Черноглазой Наташе Батайцевой далеко до интеллектуалки Лизы Дейнен. Да и с яркой Аней Шергиной ее не сравнить. Так и не надо! У Наташи другие достоинства: она эмоциональна и по-своему любит весь мир. Особенно мужскую его часть. Ей симпатичен «и Толя Абрикосов, похожий на актера Камбербэтча, и Федя Дорохов, и – как бы не хотелось скрыть это от самой себя – сверхчеловек Лубоцкий», с которым Наташа когда-то собирала желуди под огромным старым дубом. И Петя Безносов Наташе тоже нравится. За простоту, милую неуклюжесть, но главное – за то, что знать не знает ее популярного отца-актера…

Глава 5

Нина Дашевская

От Калачевки к Колпачному

– Ну ты и накрутил, – сказала Наташа. – Ты что, действительно во всё это веришь?

– Лубоцкий врать не будет, – отозвался Петя, – да и дядя Фёдор…

– Федя вечно строит из себя самого умного. А твой Андрей вообще возомнил себя сверхчеловеком, от него уже телефон можно заряжать.

Они шли с Петей по узкому, в неровной плитке, тротуару. Навстречу шла не старая ещё тётка, споткнулась, пробормотала привычное «гори в аду» в адрес нынешнего мэра. Соседний дом с забитыми окнами (под снос) зацепил Петю за капюшон болтающимися проводами. Наташа освободила его, оглянулась – ругательная тётка испарилась, как привидение.

– Вот видишь! – обрадовался Петя, – зуб даю, она уже в Чертанове. Лубоцкий зря не скажет.

– Петя! Твой Андрей, как всегда, строит теории заговора, а ты ведёшься!

Петя хмыкнул. У Наташи Батайцевой была нежная привычка называть одноклассников по именам, даже Шерга во время бойкота у неё оставалась Аней. Вообще Петя не собирался никуда идти с Наташей, она не казалась ему интересной. Наташа была самая младшая в классе и – откровенно говоря – интеллектом не блистала. В школе сёстры Батайцевы оказались только из-за своих звёздных отцов, но старшая Соня была упёртая, честолюбие не позволяло ей учиться хуже других. Маленькая же Наташа хватала свои тройки, хлопала чёрными глазами и не расстраивалась. Вот и сейчас она замахала руками, как только Петя попытался хоть как-то проанализировать ситуацию.

– Лубоцкий, может, и строит теории заговора, а водокачку взорвали, – сказал Петя. – Верь – не верь, а всё равно окажешься в Чертанове, как исчезающие пенсионерки. А потом и подальше.

Наташина бестолковость начинала его раздражать. Вот это ее «ничего не будет, а если и будет – ничего не изменишь, а я так и буду хлопать глазами, хоть в Чертанове, хоть в Бутове».

– Чего ты привязался к Чертанову? – спросила Наташа. – Нормальный район… У меня там бабушка живет.

– Вот и поезжай в своё Чертаново, – огрызнулся Петя. И вообще, Калачёвку они уже прошли, чего вот Наташа за ним тащится, домой не идёт? Не обиделась, ну и ладно. Нырнули во дворы, где возле кинотеатра рос старый дуб.

– Дуб ведь тоже спилят? Жалко… А мы тут с Андреем во втором классе жёлуди собирали, – ностальгически произнесла Наташа. – Он потом в меня с балкона кидался…

Петя на секунду представил Лубоцкого, интересующегося желудями. Хмыкнул. И вообще Наташа сумасшедшая, конечно. Дуб ей жалко, а дома что, не жалко?

Продолжение здесь (Пятую главу ищите по ссылке в оглавлении)

Нина Дашевская. Художник Анна Пинчук

Нина Дашевская родилась 23 мая 1979 года в Твери. По гороскопу Близнец, «по географии» — землячка знаменитого русского путешественника Афанасия Никитина, по образованию — музыкант (окончила Московскую консерваторию), а по судьбе — замечательный писатель.В 2014 году сразу две книги Нины Дашевской были отмечены литературными наградами: сборник подростковых рассказов «Около музыки» победил в номинации «Воспитание чувств» на конкурсе «Новая детская литература» и занял первое место на конкурсе «Книгуру», а повесть «Вилли» завоевала Крапивинскую премию.