Писатель Нина Дашевская рассказала о своей любимой аудитории — подростках

На минувшей неделе в Великом Новгороде гостила писатель Нина Дашевская. Знакомилась с городом, общалась со школьниками на площадке БЦ «Читай-город». В разговоре с Ниной «НВ» поинтересовались, каким образом её персонажи обретают самостоятельность, как оставаться своей для подростков и нужен ли литературе возрастной ценз.

— Нина, слушая ваши рассказы о ваших же героях, замечаешь, что они существуют абсолютно отдельно. Вы и говорите о них, как о реальных людях. Это такие игры с читателем? Или продолжение традиций Александра Сергеевича с его «Представь, какую штуку выкинула моя Татьяна…»?

— Просто есть ощущение, что я не создаю их, а смотрю за ними. Мне редактор иногда говорит: давай сделаем иначе вот в этом месте. А я чувствую, что было именно так. Писатель может руководить процессом, но рано или поздно герой сам должен задвигаться. И это хорошо — что-то происходит. Понятно, что если я буду сидеть и просто смотреть, ничего не делать, то и герой остановится, но мы стараемся вместе.

— Большинство ваших героев мальчики. Почему?

— Я никогда не была мальчиком, мне интересно. Я и в детстве любила читать больше про мальчиков, про девочек прочла уже гораздо позже.

— А сами были своим в доску пацаном?

— Нет совершенно, ходила со скрипкой в музыкальную школу.

— И всё же о ваших героях: вы их подсматриваете в жизни или создаёте самостоятельно?

— Ну вот вы видите на улице человека с контрабасом. Думаете, сейчас напишу про него. Только пусть он будет девочкой, и с бас-гитарой, и у неё будет морская свинка. И всё… Вы пишете про морскую свинку — человек с контрабасом давно ушёл. И кто здесь прототип? Почти нет ситуаций, когда у меня какой-то реальный человек вошёл бы в текст. Самая реальная книжка, в которой многое описано так, как было, — «Тео — театральный капитан», про говорящую мышь, живущую в театре.

— После чтения ваших книг есть ощущение, что вы прицельно попадаете в читательскую аудиторию. Есть какой-то секрет?

— Сначала я долго говорила, что пишу только для себя. Всё для себя и для себя. А потом пришла на встречу с читателями, первый раз увидела этих людей и поняла, что свинство не обращать на них никакого внимания. И ещё был момент, когда мне нечего было почитать им смешного. Всё такое серьёзное. А мне хотелось что-то читать вслух, чтоб им было повеселее жить. У них и так все гайки закручены.

— Может быть, вы чувствуете себя подростком?

— Я не могу сказать, что ощущаю себя как человек 12–13 лет, но для меня это самый интересный возраст. Я пишу для него, и я — взрослый человек. Но очень не люблю, когда автор подкалывает своего героя: видите, какой он дурачок, а потом поумнеет. В подростковом периоде человек очень много думает. Не понимаю, когда у них есть время на это, но оно есть. Потом «думанье» входит в привычку, нарастает мозоль, и человек может стать взрослым. К вопросу «попадания» в аудиторию… Я не знаю, как надо, просто иногда в кого-то попадёт. Для меня было большим удивлением, что Игнат из «Я не тормоз» попал в свою аудиторию. Я знаю, что по жизни такой человек должен бесить окружающих: постоянно дёргается, как псих, не может сидеть спокойно на месте. Он немного похож на меня — я в школе тоже не могла сидеть.

— Вы много встречаетесь со своими читателями, а отклик чувствуете?

— Чтобы чувствовать отклик, надо откликаться самому. И уметь слушать. Взрослые жалуются: они нам ничего не рассказывают, так ведь и мы им тоже. Хорошо бы просто поговорить. Пятые — седьмые классы всегда рады встрече: задают вопросы, иногда мне некуда вставить слово, они все любят поговорить, а их редко слушают. А в 8–9 классах обычно тишина наступает. Видно, что они слышат меня, думают, но говорить не будут.

— А как обсуждать литературу?

— Книги ведь не всегда хочется обсуждать. Есть книги, которые очень нравятся, но это моё личное дело. В детстве я читала воспоминания Анастасии Цветаевой, сестры поэта, про их детство. И вот там описано, как они с Мариной ревниво относились к книгам: не читай, это моё. У меня было ровно то же самое. Сестра прятала от меня свои книги: «Ты тут ничего не поймёшь!», а я от неё — свои. Разговор о книгах — это такое очень личное, интимное дело. И в детстве мне бы ни с кем не хотелось обсуждать, что я читаю. А сейчас хочется.

— Ваши герои — это особенные дети. Игнат живёт на повышенных скоростях, у Лёвы из «Дня числа Пи» — цветной слух.

— Потому что особенных детей много. И педагогов нужно учить общению с ними. Вы не попадёте в школу, в которой все дети будут удобные. Сейчас об этом говорят чаще и громче. Мы двигаемся в верном направлении, не очень быстро, может быть. Если человек выделяется на общем фоне, это ещё не значит, что он тупой или невоспитанный. Советский путь — закрыть в интернате, кормить и поить — остался в прошлом. Я много читаю, как работают с необычными детьми в Канаде, в Израиле. На это можно и нужно ориентироваться, а не каждый раз изобретать велосипед.

— Общаясь со школьниками, вы сказали, что подростковая литература — это взрослая литература, только лучше.

— Это, скорее, Чуковский сказал: «Для детей надо писать так же, как для взрослых, только лучше». Просто для взрослых нужно постоянно что-то выдумывать, искать подачу, какой-то способ. Для подростков можно просто писать. И я не понимаю, почему человек удивляется, что ему в 62 очень нравится подростковая литература. Ведь дети читают то, что написано для взрослых. А все эти градации 12+, 18+ могут служить не более чем рекомендательной штукой и должны скоро отвалиться. Они очень условны и имеют слабое отношение к действительности. А в нашем случае закон оказался запретительным: учителя, или продавцы, или библиотекари получились крайними. Потому что дали почитать или, наоборот, не дали. Поводов для страхов в сфере книгочтения быть не должно.

Нина Дашевская — писательница и музыкант, автор книг для детей и подростков. Окончила музучилище и Московскую консерваторию имени Чайковского. Как детский писатель дебютировала в 2009 году. В 2011 году свет увидела её первая книга — «Семь невысоких гномов». В 2014 году писательница удостоилась сразу двух литературных премий: сборник подростковых рассказов «Около музыки» победил в номинации «Воспитание чувств» на конкурсе «Новая детская литература» и занял первое место конкурса «Книгуру», а повесть «Вилли» взяла Крапивинскую премию.

Книги Дашевской «Я не тормоз» и «Тео — театральный капитан» — в международном каталоге Мюнхенской библиотеки The White Ravens.

Источник: Новгородские Ведомости

РАССКАЗАТЬ В СОЦСЕТЯХ: