В этом году всероссийская акция «Библионочь» впервые пройдёт в режиме онлайн. Библиотеки по всей России анонсировали интернет-квесты, лекции и публичные чтения. Не осталась в стороне и главная детская библиотека страны. 25 апреля с 14 часов на портале РГДБ организуют интернет-мероприятия. Все они посвящены теме Великой Победы.

Корреспондент «АиФ» поговорила с директором Российской государственной детской библиотеки Марией Александровной Веденяпиной об удалённой работе. Как выяснилось, много задач сотрудники библиотеки решают в онлайн-формате. Благодаря чему ребята слушают сказки в исполнении актёров, сами учатся читать на публику, вырезают из картона ракету и мастерят африканские маски.

Полина Зотова, АиФ.ru: Мария Александровна, как вы выстраиваете работу Российской государственной детской библиотеки в новой реальности, в которой все мы оказались?

Мария Веденяпина: 17 марта мы перестали обслуживать посетителей. С того момента наша деятельность полностью перестроилась в онлайн-режим, и все сотрудники библиотеки работают на удалёнке. У нас начался очень необычный период. Наша основная задача сейчас — облегчить пребывание детей и родителей дома. Мы хотим быть полезными нашим читателям.

— У вас на сайте появилось много занятий онлайн-формата.

— Да, расписание онлайн-программ размещено на портале библиотеки. Этот интернет-ресурс адресован скорее родителям и нашим коллегам, чем детям. Но сами онлайн-занятия предназначены, конечно, для детской аудитории. Ежедневно в 10 часов утра мы транслируем программу «Доброе утро с Кузей», которую ведут наши сотрудники. Передача собирает более тысячи маленьких зрителей от трёх лет. Ведущие используют формат пальчикового театра, рассказывают сказки, рисуют вместе с детьми, учат их изготавливать незамысловатые поделки из бумаги. Важно, что каждый вид деятельности имеет литературную основу.

О детях старшего возраста мы тоже не забыли. Очень популярным стал мастер-класс по изготовлению африканских масок. Художник Иван Александров на День космонавтики провёл онлайн-занятие «Рисуем и делаем из картона ракету». Мы организуем занятия, которые, как мне кажется, могут быть полезны в нашей повседневной жизни, когда все сидят в замкнутом пространстве.

По средам продолжает работать в онлайн-режиме мастерская художественного слова Яны Поплавской. Актриса учит детей читать на публику. Ребята показывают очень хорошие результаты. Иногда приходят непростые дети, которые совсем не могут читать вслух. Через год занятий они абсолютно раскрепощённо, но без излишнего «актёрствования» читают художественные произведения.

Еще в библиотеке стартовали два проекта по чтению сказок онлайн. Один из них — «Сказка на ушко». Мы планируем в день выкладывать на наш портал по 10-15 новых сказок. И родители смогут выбрать, что почитать ребёнку.

У нас есть электронный ресурс — Национальная электронная детская библиотека. По нашим книжным фондам и по фондам, которые размещены на ресурсе, мы отобрали для онлайн-чтения самые разные сказки. Я, например, читала японскую народную сказку «Почему летучие мыши не летают днём».

— Очень символично для сложившейся обстановки.

— Да, в тему. Еще я читала замечательные сказки Олега Кургузова. Они рассчитаны на современных детей.

Мы именно начитываем сказки. Текст выкладывать было бы бессмысленно. У нас есть сотрудники, которые обладают актёрскими данными. Поэтому этот формат нравится детям. Кроме того, каждый вечер мы читаем сказку на ночь. Это второй «сказочный» проект. Для ребёнка это важный опыт, когда незнакомый голос, не родительский, художественно доносит сказку.

— Ваша онлайн программа — это перенос привычного плана мероприятий в интернет-формат или принципиально другая работа?

— Это, конечно, преобразованная в онлайн-формат наша текущая работа. В нашей библиотеке, как говорится, в нормальных условиях проходит более 50 кружков и мастер-классов для детей. Большую часть из них мы адаптировали под новые условия — транслируем онлайн или записываем. Для практических занятий — например, мастер-классов по оригами или рисованию — камера у педагога должна быть закреплена сверху, чтобы был виден весь процесс. Это не просто звонок по Зуму или Скайпу. Отдел технической автоматизации проделе большую работу, чтобы такие занятия стали возможными.

У нас в библиотеке трудятся 125 человек, на сегодняшний момент 93 из них работают на удалёнке. Это каждый день какое-то включение, какая-то задача.

Еще одно направление деятельности — методическая работа. У нас же по стране огромная сеть детских библиотек и вообще библиотек, которые работают с детьми. И мы открыли методические консультации для них. За первую неделю удалёнки мы дали около 200 справок и консультаций. Это серьёзная работа, которую мы делаем каждый день.

Более того, наша административно-хозяйственная деятельность тоже продолжается. Каждую неделю заведующие всеми отделами встречаются на онлайн-конференции. Так что работа в условиях самоизоляции — это новая форма жизни. И она не может сохраниться в таком виде. Библиотека — это всё-таки про общение.

— Что конкретно представляет собой методическая работа? Вы учите своих коллег существовать в условиях карантина или делитесь своим многолетним опытом работы?

— РГДБ является головным научно-методическим центром для всех библиотек, которые работают с детьми. Мы проводим методические консультации по разным вопросам — например, обсуждаем библиотечные фонды и их комплектование. 7 и 8 апреля мы провели всероссийский онлайн-семинар. На него зарегистрировались 1060 участников. А за неделю количество просмотров записи семинара приблизилось к 20 тысячам.

Некоторые учреждения про детей вспоминают только 1 июня или 1 сентября. А ведь это важнейшая аудитория, потому что 38% читателей всех библиотек в России — это дети. И 40% книговыдачи по всей стране — это детская литература. Поэтому от того, как мы будем работать с детьми, будет зависеть, какие читатели потом придут во взрослые библиотеки. И вообще, какое поколение будет следующим — будет ли оно читать, будет ли оно информационно грамотным.

Я убеждена, что детская литература формирует человека. Всё самое хорошее и самое правильное закладывается в детстве. И если закладки этого фундамента не происходит, случается беда.

— Как вы расцениваете количество ваших читателей: оно сократилось или, наоборот, выросло из-за онлайн-формата?

— Наша аудитория расширяется, причём значительно. Мы активны в соцсетях. Количество пользователей в «Инстаграме» у нас увеличилось за последние две недели, и теперь у нас уже 13 тысяч подписчиков. Для библиотеки это, согласитесь, хорошая цифра.

— А как переживают перестройку в работе ваши сотрудники? Сталкиваетесь ли вы с какими-нибудь сложностями?

— Да, безусловно, нам было не так просто перестроиться. Самое трудное — это принять ситуацию, когда ты не ходишь на работу, а находишься дома, но при этом тебе надо выполнять бесконечные задания. Некоторым сотрудникам вообще пришлось изменить понятия о своей профессии и работе. Это очень сложно.

У нас почти ¾ сотрудников работают в удалённом доступе. И среди них есть люди из отдела обслуживания — те, кто работают непосредственно в читальных залах и общаются с живыми людьми. Они понимают, где и какие книги стоят, что можно порекомендовать, как оформить читательский заказ. А что делать теперь? У нас отдел обслуживания — самый большой, там 26 человек. Понятно, что не всех мы перевели на эту удалёнку, но большую часть всё же перевели.

Среди прочего они проводят литературное занятие «Мармеладный день». Обычно этот «Мармеладный день» организуют в очном режиме: в библиотеку приходят родители с детьми, вместе читают и обсуждают прочитанное за чаем с мармеладом. Это такое занятие, которое абсолютно определяет формат реального времени. Теперь его перенесли в онлайн. И вы знаете, оно так же пользуется успехом.

Ещё сотрудники отдела обслуживания на примерах книг рассказывают детям о профессиях. При разговоре о строителях обсуждают «Терем-теремок» и «Дом, который построил Джек». То есть мы не просто говорим, что рабочим на стройке надо технику безопасности соблюдать и кирпич ровно складывать. Беседа всегда строится на литературных произведениях.

И понятно, что одномоментно невозможно полностью переформатировать людей. Это у нас заняло примерно две недели. Мы дали себе установку, что каждый день надо придумать себе задачи и задания, направленные на читателей.

Летом мы делали специальные рюкзачки, в которые собирали книги по определенной тематике — например, для тех, кто обожает кошек. Эта затея очень нравилась детям. Они забирали рюкзаки, прочитывали книги. Сейчас у нас отдел обслуживания занимается формированием таких тематических рюкзачков, только виртуальных. И все книги, которые в этом рюкзачке находятся, вы можете прочитать в «Литресе», к которому мы предоставляем доступ. Каждый зарегистрированный читатель РГДБ может пользоваться библиотекой «Литрес» и брать книги для чтения. Как и в обычной библиотеке, книги там выдаются на определенное время. В день получается около 100 электронных книговыдач.

— Есть ли среди ваших сотрудников такие, кто пока не сумел адаптироваться к новым условиям?

— Да. Это сотрудники, которые работают с фондами и работают технически. Есть каталогизаторы, которые должны описывать реальную книгу и размещать эту информацию в электронном каталоге. У нас эта работа практически прекратилась. Мы даже делали заказы через интернет-магазины, но принять этот заказ мы не можем: сотрудникам запрещено находиться в библиотеке. Сейчас мы следим за новинками книжного рынка, отдел комплектования делает виртуальные заказы. Нам их не доставляют, а только формируют, чтобы уже потом мы начали их обрабатывать. Когда книга поступает в библиотеку, её направляют в отдел комплектования, чтобы присвоить ей инвентарный номер. Потом её отдают в отдел каталогизации, и библиографы её описывают. И эта цепочка сейчас, конечно, не задействована.

— То есть нельзя сказать, что некоторые сотрудники не приспособились к удалённой работе из-за своей негибкости?

— Нет, это объективные обстоятельства.

— Есть ли у вас ощущение что это вынужденное переформатирование повлечет за собой перестройку всей работы после эпидемии? Или вы вернётесь к привычной работе?

— Нет. Эта вынужденная изоляция и отсутствие возможности работать на площадке библиотеки, конечно, временная. Ведь библиотека — это то место, куда приходят не только чтобы с книгами знакомиться, не только чтобы читать. Но ещё и для того, чтобы обсуждать, чтобы общаться. Когда ты смотришь на этих маленьких ребят, которые бегают без башмаков по нашей огромной библиотеке и чувствуют себя в этом огромном книжном доме как у себя дома, вот это ощущение никакой онлайн не может передать.

Библиотека — это же еще центр культурного общения, образования. У нас до сих пор проходят занятия с детьми мигрантов, которые мы ведём уже третий год. Профессиональные педагоги готовят их к школе. Кроме того, библиотека — это та площадка, где дети общаются друг с другом. И это ничем не заменишь.

Ничем не заменишь наши занятия, на которых дети читают собакам. Каждый вторник и четверг к нам приходит кинологическая служба, которая занимается канистерапией. Когда ребёнок читает не взрослому, а собаке, он совершенно по-другому себя ведет. Он раскрепощается. Даже если у него есть проблемы с чтением вслух, то ему легче это делать, он не боится, у него нет никаких барьеров. А собака — она очень терпеливая, специально подготовленная. Она его слушает. Эти чтения собакам мы практикуем больше четырёх лет. Вот этого, конечно, мы сейчас делать не можем.

— По вашим ощущениям, сколько читателей приходят за книжками, а сколько — за общением?

— За общением приходят больше, чем за книжкой. Но мы хотим, чтобы любые наши занятия приводили детей в читальные залы. Чтобы дети потом брали книги. Потому что вся деятельность в библиотеке базируется на её фонде. Книжки сейчас выходят просто великолепные. Такого не было 10 лет назад и уж тем более 20 лет назад. Блестящая детская литература, замечательные новые авторы, художники, полиграфическое исполнение. Это то, что должно составлять базис, на котором можно выстраивать любую надстройку. Хочешь — музыкальные занятия, хочешь — занятия по живописи, хочешь — научные занятия, географические… да любые! Но основой всегда должна быть литература и книга.

— Эпидемия — большое испытание для всех нас. Бизнес несёт огромный урон. А как учреждения культуры справляются с экономическими трудностями?

— Поскольку мы находимся в подчинении Министерства культуры, мы в той зоне, которую никак не затронули экономические сложности. Это я абсолютно серьёзно говорю. Несмотря на выходные, которые объявили до 30 апреля, мы получаем заработную плату — не просто оклад, а все надбавки тоже. Нас никто не призывал и не принуждал к удалённой работе. Но я считаю, что если есть возможность работать онлайн из дома и приносить пользу, то мы должны делать это.

— Кто сейчас работает в вашей библиотеке? Изменился ли портрет типичного сотрудника РГДБ за последние годы?

— Чуть меньше трети наших сотрудников — это мужчины. Мы начинаем такой плавный гендерный переход от абсолютно женского большинства. Мужчины приходят в библиотеку и очень хорошо работают. Понятно, что их больше в отделе автоматизации, хозяйственных нужд. Но наряду с этим мужчины работают в отделе обслуживания, ведут занятия с детьми, занимаются культурными проектами и программами.

Сами библиотеки тоже меняются, меняется формат и даже в какой-то степени менталитет людей. Он становится более живым, активным и современным. И я очень рада, что в библиотеках появилось много молодых сотрудников. Это показатель того, что библиотеки стали другими. Если бы они оставались прежними, с прежними установками — «Не галдим!», «Не шумим!», «Руками не трогай!» — не пришли бы молодые люди в библиотеку работать.

— А что сейчас читают дети? Какая самая популярная книжка у них?

— Мы придумали новый проект. Захотели, чтобы одну книжку читали сотрудники РГДБ. Для этого мы подняли аналитику по книговыдаче. Самой популярной книгой за последние полгода оказалась «Умная собачка Соня» писателя Андрея Усачёва. Вот читаем её. Начал сам автор, ну а потом уже мы подтянулись.

— То есть это такой онлайн-марафон?

— Да. Были аналогичные федеральные проекты «Читаем “Войну и мир”», «Читаем “Евгения Онегина”», я тоже там принимала участие.

Мы читаем не то, что выбрали мы, а то, что выбрал читатель. На этой неделе стартовали. Ещё один проект мы организовали с актёрами — молодыми брусникинцами (актеры театра «Мастерская Брусникина» — прим. ред.). Они у нас читают любимых авторов. Я уже видела фрагменты из «Тома Сойера». Это такое театрализованное художественное чтение, вот так бы я определила этот жанр. И я смотрела «Дюймовочку» Андерсена, тоже здорово сделали ребята.

Мы сейчас протягиваем руку нашим партнёрам — писателям, художникам, актёрам. Проводим с ними онлайн-встречи, презентации. У нас есть научный лекторий. Все эти сферы сейчас находятся не в очень простом положении. Мы, безусловно, хотим с ними продолжать работать.

— Я заметила, на вашем сайте выложены номера детских советских журналов.

— Да, но это всё-таки не для детей. Чаще пользуются взрослые, которые изучают историю литературы, историю журналистики. Выложены архивы «Мурзилки», «Пионерской правды», журналов «Костёр» и «Пионер». Это то, что мы представляем в своей Национальной электронной детской библиотеке. Мы это делаем для того, чтобы архивы сохранились и были в открытом доступе.

«Мурзилка» в прошлом году сделала нам подарок на наше 50-летие — открыла свои фонды в нашей электронной библиотеке. Всегда к ним был ограниченный доступ.

Плюс у нас есть раздел, в котором размещено более 4 тысяч оцифрованных диафильмов. Лет пять назад мы выступили инициаторами оцифровки всей советской коллекции. Без своевременного включения в этот процесс мы могли бы потерять всё, что касается диафильмов. Для студии «Союздетфильм» рисовали почти все выдающиеся художники — Чижиков, Токмаков, Устинов, Монин. Потом «Союздетфильм» развалился, права передали Госфильмофонду. Он дал право на оцифровку диафильмов и на размещение их в открытом доступе. Диафильмы, которые находятся в нашей электронной библиотеке, можно смотреть с любого устройства, даже без читательской регистрации РГДБ.

Мы с диафильмами до сих пор работаем. В отличие от компьютерных игр и даже мультиков, этот формат позволяет ребёнку сосредоточиться на одной картинке. Там не происходит бесконечной смены кадров, можно рассматривать одну картинку детально. И это гораздо лучше откладывается в памяти и вообще формирует возможности памяти, чем когда идет жёсткая, безумная смена кадров. Физиологическое восприятие ребёнка не может всё это переварить. Поэтому клиповое мышление, которое мы так часто ругаем, идёт от того, что дети меньше читают, а значит — меньше рассматривают картинки в книжках, меньше смотрят диафильмов с объяснениями, с текстом.

— У вас доступна онлайн-консультация с психологом. С каким запросом обычно за ней обращаются?

— Мы её открыли на позапрошлой неделе. Там определено время, когда можно позвонить по Скайпу и поговорить с психологом. Пока таких запросов немного. Гораздо больше пришло письменных заявок — за неделю психологи обработали 212 штук. Родители спрашивают, как и что читать, у кого есть какие проблемы с восприятием, с нежеланием. Вот на такие вопросы психологи отвечает. Это определенная направленность — психология детского чтения. Они не работают с вопросами относительно психологического состояния ребенка.

— У вас есть лекторий «Как вырастить читателя». Неужели есть какие-то методы, как это сделать, помимо личного примера?

— Это только для тех, кто хочет вырастить читателя, то есть не для всех. Много таких родителей, которые считают, что им все вокруг должны — сначала детский сад, потом школа. Библиотека тоже уже чего-то должна. Но без личного родительского участия ничего не получится. Этим надо заниматься с самого раннего возраста, когда с ребёнком можно начинать читать. Когда уже можно рассказывать потешки, частушки, присказки. Сейчас мало молодых мам, которые могут общаться с детьми таким образом. Для ребёнка это очень правильное восприятие окружающего мира, которое происходит через звуковой ряд.

Наши специалисты, психологи и педагоги, рассказывают об этом. С чего начинать, как читать, что читать, как с ребёнком взаимодействовать вокруг книги, чтобы ему это стало интересно. Бесполезно взять его за руку и сказать: «Садись, я тебе сейчас почитаю». Это не приобщение к чтению. Когда ты читаешь текст, ты параллельно рассматриваешь картинки, задаёшь вопросы, обсуждаешь, даёшь свои оценки и выслушиваешь оценки ребенка. Это большой труд. И чтобы действительно ребенок полюбил чтение и книгу — а это пути вхождения в жизнь, — надо трудиться. Просто так ничего не получается.

Источник: Аргументы и Факты

РАССКАЗАТЬ В СОЦСЕТЯХ