Хозяин золотой акулы

В петербургской библиотеке № 6 им. В. Г. Короленко художник Игорь Олейников встретился с читателями. Игорь Юльевич проиллюстрировал более 80 книг, а в прошлом году получил премию Х. К. Андерсена как лучший детский художник.
В современном просторном зале библиотеки многолюдно. Игорь Олейников приезжает в Санкт-Петербург не так часто, поэтому, как только он появляется в дверях, все улыбаются и начинают фотографировать.
Около стенда с книгами с рисунками художника – ажиотаж. Посетители перед встречей словно бы хотят еще больше проникнуться атмосферой его творчества, найти новые смыслы в иллюстрациях.
Игорь Олейников рассказывает, почему в его рисунках рыбка из пушкинской сказки в итоге превращается в акулу, зачем в своих работах он часто идет не за писателем, а рядом с ним, и о книге, которую сейчас иллюстрирует.

О детстве

Все дети так или иначе рисуют, но часто случается, что это желание потом уходит куда-то. Моя мама была художником, придумывала орнаменты для ковров. Она никогда не учила меня рисовать, но всегда поддерживала этот мой интерес. Мама обычно давала какую-то тему, и мы со старшей сестрой соревновались, даже ругались. Я все время хотел доказать, что рисую лучше. Сестра потом успокоилась, перестала рисовать, а я все продолжал доказывать и вот, рисую до сих пор.

В школе учился хорошо. Но мне не нравилось быть, как все, и это в дальнейшем сказалось на манере моих рисунков.

Читать очень любил, особенно фантастику, зачитывался книгой «Человек-амфибия» Александра Беляева.

Ломая каноны

Иллюстрация — это визуальное сопровождение текста. Много лет я рисовал то, что написано. А потом решил пойти не за писателем, а рядом с ним.

Люблю ломать каноны. Поэтому интересно рисовать самые «заштампованные» книги, чтобы изобразить героев по-новому, не так, как это делали до меня. Мне интересны игры с очень известными текстами. Например, в «Коньке-горбунке» все художники изображали Ивана красавцем, но на самом деле он становится красивым только в конце, а никто этого не замечал. А Рыбу-кит всегда представляли как дивный остров, но по тексту она мучается от боли и истекает кровью. И я изобразил именно так, как это написано в сказке. Я вообще не умею рисовать красивых героев. Герда в «Снежной королеве» всегда милая и красивая девочка, у меня же она подчеркнуто некрасива.

Все русские сказки очень страшные, и я стараюсь отразить эту жестокость. В том же «Коньке-горбунке» царь сварился в молоке, это ужасно, но раз это есть в тексте, значит, я имею право это рисовать. Я люблю добавлять жестокости и правдоподобности в свои работы, часто себя даже останавливаю.

Предоставлено библиотекой № 6 им. В. Г. Короленко ЦБС Фрунзенского района Санкт-Петербурга
Предоставлено библиотекой № 6 им. В. Г. Короленко ЦБС Фрунзенского района Санкт-Петербурга

Режиссер маленьких фильмов

Вообще, я рисую крайне непопулярно для современности – реалистично. Люблю лаконичность, простоту. Лучше пусть будет изображен какой-то минимум, статика, но она будет выразительная. Мне важно передать психологическое состояние персонажей. Хочу, чтобы, глядя на мои рисунки, дети фантазировали, у них работало воображение. Один бельгийский иллюстратор сказал: «Я рисую для родителей, чтобы они объяснили своим детям». Я считаю абсолютно так же. Но в первую очередь я рисую только для себя. В моих книгах иллюстрации получаются как кино, сказывается опыт работы в анимации. Во мне сидит режиссер, и я «снимаю» в книгах маленькие фильмы.

Хотел бы посоветовать детям, которые мечтают стать художниками, как можно больше рисовать и обязательно фантазировать, придумывать свои истории.

Волшебный мир Тоона Теллегена

Первый раз я прочитал сказки Тоона Теллегена в 2001 году, и они настолько мне понравились, что я сразу загорелся идеей их проиллюстрировать. Удалось выйти на переводчика, а затем и на издательство «Поляндрия», и с тех пор там издают Теллегена с моими рисунками. Я считаю, неправильно сравнивать его с Даниилом Хармсом, он совершенно другой. При этом у нас с Теллегеном разное видение его персонажей. В его понимании все животные одинакового размера, поэтому слон, например, спокойно заходит в дом к белке или к улитке. Я же вижу этих героев совсем по-другому, реалистично.

Сказка о жадности

В рамках одного закрытого проекта я делал иллюстрации к сказкам Пушкина. И в «Сказке о рыбаке и рыбке» рыбка у меня с каждым новым желанием старухи меняется. Сначала это корюшка, потом камбала, затем окунь, лосось, и в самом конце она превращается в огромную акулу. Так происходит потому, что рыбка злится на старуху. Когда в финале рыбка забирает у старухи все, единственное, что она ей оставляет на моем рисунке, — золотой кубок. А в самом начале сказки старуха у меня изображена с золотым перстнем. Казалось бы, откуда у нее может быть такая дорогая вещь? Этим я хотел показать, что жадность идет по кругу, история повторяется.

Работа для души

Сейчас работаю над книгой Льюиса Кэрролла «Охота на Снарка». В ней такой абсурдный, местами даже дурацкий текст. И чем более дурацкий текст, тем более реалистичными должны быть иллюстрации. Многие художники сами пишут книги, но я не хочу, а может, время еще не пришло. Я совсем не умею рисовать комиксы, которые так популярны. В свободное время люблю ездить верхом, я «лошадник». Конечно, читаю, обожаю скандинавскую литературу.

Не люблю слово «творчество». Творчество — у начинающих художников, у меня — работа. Я вообще еще не «нарисовался». Все мои рисунки — для души, это и работа, и хобби.

РАССКАЗАТЬ В СОЦСЕТЯХ: