• 9 сентября 2019
  • Автор:
  • Фото:Международная конференция "Сила тихой книги"/ Сергей Климкин/РГДБ

Читай, даже если не знаешь букв

На Московской международной книжной ярмарке собрались издатели, иллюстраторы и эксперты детской литературы из Италии, Великобритании, Японии, Испании, США и России. Очень разных, но одинаково увлечённых профессионалов интересовал жанр, название которого и звучит для нас непривычно – «тихая книга», Silent Book. Это не комикс и не книжка-картинка в традиционном понимании, но история, рассказанная исключительно языком иллюстраций. Какими бывают такие книги, для кого они и зачем их читать?

«Почему книги без текста играют важную роль в культуре чтения, визуальном образовании, развитии речи и расширении кругозора детей?» – несмотря на сложное научно-педагогическое название, атмосфера на конференции была самая что ни на есть неформальная, даже дружеская. На детской сцене ММКЯ собрались участники ведущей в мире Болонской ярмарки детской книги. Знакомый российскому читателю по «Театральному словарю» португальский иллюстратор и издатель Андре Летриа, куратор и эксперт IBBY Грация Готти, иллюстратор и преподаватель Анна Костаньоли, директор Болонской ярмарки Элена Пазоли, японский художник Кацуми Комагата, организатор ежегодного конкурса «Silent Book Contest» Патриция Дзерби, а также издатели Сьюзан Карнелл, литературные агенты Робин Ньютон и Дебби Бибо, художница и преподаватель Анастасия Архипова, победительница конкурса Silent Book Contest Анастасия Суворова.

Анастасия Архипова Кацуми Комагата Анна Кастаньоли Андре Летриа Сергей Климкин РГДБ
Анастасия Архипова, Кацуми Комагата, Анна Кастаньоли, Андре Летриа / Сергей Климкин / РГДБ

Я помню, как мы с Анастасией обсуждали художников, которые работают над «тихими книгами», и она говорила, что Россия – страна текстов, таких авторов здесь почти нет. Но опыт подсказывает другое, – говорит во вступительном слове Элена Пазоли. — Silent Book Contest в этом году выиграла российская художница Анастасия Суворова.

Грация Готти в свою очередь отмечает, что «молчаливые книги требуют правильных слов» и одна из задач – понять, как привлечь к ним внимание. По мнению Грации, книги, состоящие из одних иллюстраций, нужны для развития эмоционального интеллекта, для того, чтобы ребёнок научился чувствовать мир через образы.

Как именно это происходит, рассказывает Анна Костаньоли:

Иллюстрации для детей – почти всегда мимические изображения, рассказывающие историю через жесты и выражения лиц. Для нас значение эмоций очевидно, но для ребёнка это изначально неизвестный культурный код, с которым можно знакомиться в том числе через книги. Вторая важная составляющая – стиль рисунка. Он может быть карикатурным или реалистическим, драматическим или смешным. Например, художник изображает детские страхи: спящие малыши нарисованы в одном стиле, а их сны – в другом. Так возникает подтекст. Мы живём в эпоху изображений, и современному человеку нужно уметь считывать их значения. «Тихая книга» в этом смысле – тренировочная площадка.

Но и это, как оказалось, далеко не единственные достоинства жанра. Андре Летриа напоминает слушателям, что «тихая книга» провоцирует читателя на сотворчество:

Для Португалии этот жанр тоже нов, и мы придумали серию коротких историй, которые, с одной стороны, были бы смешные, а с другой — провоцировали бы читателя додумать сюжет.

В России «тихие книги» стали популярны лишь в последнее время, но не только у нас, но и во многих других странах к ним все ещё относятся с недоверием.

Я мечтаю выпустить «тихую книгу», но пока мы не сделали ни одной, – признаётся издатель Сьюзан Карнелл из Великобритании. — У нас довольно консервативный рынок детских книг, хотя все постоянно говорят об эмпатии, об эмоциональном интеллекте, о творческом мышлении.

Выступление Сьюзан Карнелл наводит на закономерный вопрос: как же убедить издательства пойти на смелый шаг и выпустить «тихую книгу»?Об этом рассуждают литературные агенты из Америки Дебби Бибо и Робин Ньютон:

О чём стоит говорить с издателями, предлагая им silent book. Во-первых, давайте вспомним, что книги без букв – не только для детей. Сейчас мы живём очень быстро, и не всегда у нас есть время на чтение, а такие проекты восстанавливают связь взрослого человека с книгой, дают шанс вновь пробудить воображение. Во-вторых, они позволяют ребёнку читать самостоятельно ещё до школы, это как раз ответ на тот самый вопрос, как «подружить» с книгой. Таким образом, родитель тоже свободен от необходимости чтения вслух.

Может сложиться впечатление, что «тихая книга» – комикс без реплик. Но это не совсем справедливо. «Тихая книга» нужна в том числе для коммуникации родителя и ребёнка. Тот самый контекст, который остаётся невыясненным без слов и предложений, побуждает к общению и взаимопониманию.

Так получилось, что я не был толком знаком со своим отцом, – рассказывает Кацуми Комагато, – поэтому, когда у меня родилась дочь, я не знал, каким должен быть, но очень хотел наладить общение. Так появилась моя чёрно-белая книга «Первый взгляд», потом про цвета и про животных – через них я объяснял дочке весёлое и мрачное, как устроен мир, что в нём происходит. Она росла, и я брался за новые темы, всё более сложные.

Кацуми Комагата / Сергей Климкин / РГДБ
Кацуми Комагата / Сергей Климкин / РГДБ

В конце выступления японский художник демонстрирует свою новую работу о первом кризисе смерти. Книга вызывает бурные аплодисменты. Она устроена так, что на стыке открытых страниц, как по волшебству, вырастает объёмное дерево из бумаги, а на самих страницах изображён красочный фон – поле. Вначале мы видим росток, дальше дерево становится большим, зимой оно в снегу, а весной цветёт. Ближе к концу дерево голое и почерневшее, затем оно гибнет. Но на самой последней странице снова появляется росток.
«Дерево умирает, но семена разносятся по Земле», – подытожил автор из Японии.

Книга Кацуми Комагата
Книга Кацуми Комагата
Разворот из книги Кацуми Комагата
Разворот из книги Кацуми Комагата
Разворот из книги Кацуми Комагата

РАССКАЗАТЬ В СОЦСЕТЯХ: