• 5 декабря 2018
  • Автор:
  • Фото:Сергей Токарев/Пресс-служба Государственного музея А.С. Пушкина

С Онегиным – на «Спайдермена»

Легкая и тонкая, как солнечный луч, пробивающийся сквозь густую листву Люксембургского сада, обворожительная, как королева Марго и графиня де Монсоро вместе взятые, мудрая, как Вольтер, и остроумная, как Ларошфуко – все это французская писательница Клементина Бове. Ей всего 29, но на ее счету – докторская степень по филологии и более 20 книг для детей и подростков. В Москву она прилетела, чтобы лично представить свой роман в стихах «Ужель та самая Татьяна?», опубликованный издательством «Самокат» в переводе Дмитрия Савосина. Первая встреча с российскими читателями произошла в Садовом павильоне Государственного музея А.С. Пушкина на Пречистенке. В самом деле, а где еще говорить о книге, на создание которой Клементину вдохновил один из главных шедевров русской литературы – «Евгений Онегин»?!

Пока гости собираются, Клементина внимательно изучает развешанные по стенам рисунки – в эти дни в Садовом павильоне проходит выставка иллюстраций к сказкам Пушкина из музейных фондов. Больше всего ее восхищают волны ярко-синей темперы, по которым скользят старинные ладьи из «Сказки о царе Салтане».
— Клементина, а вы читали сказки Пушкина?
— Нет, – качает головой, а потом вдруг переходит на обаятельный тягучий русский, – только «Миэдный всаднык» и что-то про птичку. Стихотворение.
— А «Онегина»?
— Пыталась, – это уже опять по-английски. – Но в оригинале это, конечно, о-о-очень сложно. Между нами – просто невыносимо! Зато я прочитала невероятное количество переводов – английских и французских. И, конечно, слушала оперу.
Хватило всего одного круга по выставке и двух стаканов горячего чая с сушками, чтобы выяснить: русский Клементина учила в школе. Получив аттестат, на время о нем позабыла. Были другие интересы: английский язык, учеба в Кембридже, наука, собственные книги, переводы. Но несколько лет назад Клементина взялась «реанимировать» свои знания, начала даже брать уроки, а сейчас медленно, но упорно читает «Первую любовь» Тургенева. В оригинале. В Россию впервые попала несколько лет назад с родителями. Побывала в Москве, в Петербурге, но главное впечатление – путешествие на поезде через всю страну по Транссибирской магистрали до монгольского Улан-Батора.
Выяснить подробности не удается – на пороге Садового павильона появляется Дмитрий Савосин с букетом белых роз. Автор и переводчик видятся впервые, но радуются встрече, как старые друзья. И вообще «театр уж полон, ложи блещут» – пора начинать.

Фото: Клементина Бове и Ирина Балахонова, главный редактор издательства «Самокат». Сергей Токарев/Пресс-служба Государственного музея А.С. Пушкина
Фото: Клементина Бове и Ирина Балахонова, главный редактор издательства «Самокат». Сергей Токарев/Пресс-служба Государственного музея А.С. Пушкина

Ирина Балахонова, главный редактор издательства «Самокат», рассказывает, что, когда впервые прочитала роман, решила, что он вышел из-под пера пожилого академика-пушкиниста, изучавшего творчество Александра Сергеевича всю свою долгую жизнь. Ведь, несмотря на то что действие книги перенесено в современный Париж, а герои пишут друг другу письма по электронной почте и в скайпе, текст полон по-настоящему пушкинских деталей, нюансов и даже интонаций.
— Но если вчитаться, становится ясно: столь дерзкий, блестящий, провокационный текст может принадлежать только очень молодому и смелому человеку! – добавляет Ирина. – Вы только посмотрите, какое тут разнообразие ритмов и рифм. С одной стороны, роман полон отсылок к классике, в том числе и французской, с другой – сленговых словечек и подробностей из жизни современной молодежи.
Перевести такой литературный «пэчворк» оказалось делом непростым, но невероятно затягивающим. Дмитрий Савосин благодарит своих помощниц – студенток РГГУ, которые придали его тексту юношеского обаяния и необходимой подростковой угловатости.
Конечно же, всех собравшихся интересует, как Клементине вообще пришло в голову взяться за переложение «Онегина».
— «Онегин» жил со мной долгие годы. Я была им просто очарована, только никак не могла понять, как распорядиться этим сюжетом. Мне было очевидно, что это невероятно современная история, надо было только придумать, как рассказать ее так, чтобы зацепить нынешних подростков. На стихотворной форме остановилась, так как, во-первых, она увязывала между собой все смыслы, идеи, характеры персонажей, а, во-вторых, потому что подростковые романы в стихах сегодня в большой моде.
В своей книге Клементина сохранила всех основных героев. Тут есть даже господин Трике, который, правда, изрядно помолодел и стал одноклассником Татьяны. Из оперы на страницы ее романа перекочевал Гремин, только тут его зовут профессор Лепранс, но он так же громко и неистово готов рассказывать всем, кто только соглашается его слушать, насколько сильно он влюблен в Татьяну. Сохранена и фабула: простая девчонка влюбляется в высокомерного парня, пишет ему письмо (в новой версии – с приглашением в кино, на третью часть «Спайдермена»), получает отповедь. Затем погибает друг Евгения – поэт Ленский (несчастный случай), и герои расстаются, чтобы встретиться вновь через 10 лет. И вот тут-то и начинаются не столько сюжетные, сколько концептуальные расхождения: Татьяна свободна, нет никакого мужа-генерала, но есть диссертация и карьера. И еще кое-что, назовем это убеждениями, которые мешают девушке ответить взаимностью человеку, в которого она, конечно же, до сих пор влюблена.
— Важно было найти мотив, очень мощный и достоверный, который разведет современных Татьяну и Евгения, – объясняет Клементина. – Очевидно, что это не брак, не семья – кого бы теперь это остановило? Но что же тогда?! Я долго думала и придумала. Не буду раскрывать всех карт, скажу только, что, как и ее пушкинская предшественница, моя Татьяна приняла некое решение, дала слово самой себе, и отступиться уже не может…

Пожалуй, самым интересным моментом вечера была дискуссия: а о чем же все-таки новый роман?
— Это «педагогическая поэма», – считает Дмитрий Савосин. – Роман воспитания, роман взросления, через которое, как это ни больно, должен пройти каждый молодой человек.
— Это роман об упущенных возможностях, – качает головой Ирина Балахонова. – Татьяна еще слишком молода и импульсивна. Уверена, пройдут годы, и она поймет, что поставила не на ту карту… Хотя, наверное, этот смысл романа Клементины открывается людям более зрелым, молодые же девушки увидят в нем что-то свое.
Сама же Клементина Бове от ответа на этот вопрос мягко ушла. И правильно! Зачем говорить о том, что уже написано? И кто захочет узнать ее мнение, тот откроет роман «Ужель та самая Татьяна?» и, если будет внимателен, обязательно найдет, например, такой пассаж и сделает выводы:

В тебя я очень верю, милый друг.
Ведь каждый человек – любви искатель:
Такое все мы жаждем пережить;
Хоть два денька одной любовью жить,
На яблочко зеленое похожей,
Такой же сочной, свежей, тонкокожей.
Смелее, друг,
И не теряй задору!
Ведь яблоко любви твоим ладоням впору.