• 29 ноября 2018
  • Автор:
  • Фото:с официальной страницы Детской библиотеки им. А.П. Гайдара (СПб) в сети ВКонтакте

7 фактов из биографии писателя Клайва Стейплза Льюиса, которые многое объясняют

Сегодня в Белфасте тепло и пасмурно: около 10 градусов выше нуля, а с утра синоптики обещали сильный ливень. Типичная картина для поздней осени в здешних местах. А потому можно предположить, что ровно такая же погода стояла и 120 лет назад, 29 ноября 1898 года, когда в столице Северной Ирландии на свет появился Клайв Стейплз Льюис, в будущем – знаменитый английский писатель, богослов, автор легендарных «Хроник Нарнии».

Чердачные истории
Вначале все шло просто замечательно, лучше не бывает. Отец, Альберт Джеймс, – адвокат и страстный библиофил, позволял сыновьям читать все, до чего у них только могли дотянуться руки. Мать, Флоренция Августа, – чистейшей прелести чистейший образец. У нее было математическое образование (это в XIX-то веке!) и блестящее чувство юмора. Она научила Клайва читать, говорить по-французски и на латыни. «Рядом с ней я ощущал полный покой, – признавался писатель на склоне дней. – А ведь по большому счету это единственное, что нужно для гармоничного развития личности». Еще был старший брат Уорни. Вдвоем они забирались на чердак и долгими дождливыми днями (в Белфасте они случаются частенько) сочиняли бесконечные истории про говорящих животных, храбрых рыцарей, страшных великанов. Лягушка в этих фантазиях могла стать королем, а мышь – храбрейшим из героев. Помните чердак, с которого начались приключения Полли и Дигори в сказке «Племянник чародея»? Бьемся об заклад: он был ближайшим родственником чердака Льюисов в Белфасте.

Изгнание из рая
Счастье – материя хрупкая и недолговечная. Клайв, увы, понял это очень рано. Ему было 10, когда от рака умерла мать. Отец отправил их с братом в Виньярдскую школу в английском графстве Хартфордшир. Двери в рай захлопнулись, и в жизни Клайва наступили холода. Серая, унылая жизнь, полная бессердечия и жестокости, похожая на вечную зиму без Рождества – такой была эта школа для мальчика. Когда через несколько десятков лет писатель взялся за «Хроники Нарнии», он с легкостью воссоздал королевство под властью Белой колдуньи. Всего-то и пришлось – закрыть глаза и вспомнить первое свое место учебы: ни радости, ни полета воображения, ни надежды на будущее. Один лишь свист розг и вечный холод… К счастью, школа эта вскоре закрылась, а ее директор был помещен в психиатрическую лечебницу. Сменив еще несколько колледжей, Клайв оказывается в доме Вильяма Киркпатрика, бывшего учителя своего отца, который должен был подготовить его к поступлению в Оксфорд. Однако мистер Киркпатрик сделал для юноши куда больше. Он подарил ему образ старого профессора Дигори Керка, в чьем доме, затерянном где-то в центральной Англии, и находился тот самый платяной шкаф, через который можно попасть в Нарнию.

Завтра была война
А в Оксфорд Клайв все же поступил. Только насладиться радостями студенческой жизни ему не пришлось: шла Первая мировая война, и его призвали на фронт. В день своего девятнадцатилетия Клайв прибыл на линию фронта, в долину французской реки Сомма. Кровавая мясорубка на Сомме поглотила более миллиона солдат и офицеров. Льюису повезло: в апреле 1918 года он был тяжело ранен, увезен в тыл и на фронт уже не вернулся. Зато вернулся в Оксфорд, где поселился в доме своего погибшего товарища Пэдди Мура. У молодых людей был договор: если кому-то из них суждено пасть на поле брани, второй должен позаботиться о его семье. Клайв слово сдержал. Ближайшие тридцать лет он будет помогать матери и сестре Пэдди, став им самым настоящим сыном и братом.

Господи, мой Боже
Надо сказать, что многие предки Клайва Льюиса служили церкви. Прадед со стороны матери был самым настоящим шотландским архиепископом, а со стороны отца – методистским священником. Вера Клайва пошатнулась после смерти матери, когда он просил Бога, самого могущественного волшебника в мире, воскресить ее, но чуда не случилось. Война завершила превращение юноши в закоренелого атеиста. Он увлекался мифологией – античной, кельтской и скандинавской, интересовался мистикой и оккультизмом, но в Бога больше не верил. И другим не советовал. Все изменилось после знакомства с Джоном Рональдом Руэлом Толкиным. Да-да, тем самым основоположником Средиземья, создателем истории про хоббитов и властелина колец. Толкин был набожным католиком да к тому же, судя по всему, обладал невероятной силой убеждения. А как еще можно объяснить, что яростный атеист Льюис неожиданно превратился в ученого-теолога, автора десяти богословских трактатов, среди которых «Страдание», «Чудо», «Исследуя скорбь» и прочие в том же духе. Во время Второй мировой войны он вел религиозные передачи на радио ВВС и ездил с проповедями по воинским частям, укрепляя в солдатах боевой дух. По словам главного маршала британской авиации сэра Дональда Хардмана, война многое обесценила, бойцы нуждались в том, чтобы кто-то вернул им смысл жизни, и Льюису это удавалось лучше всех. В начале 1950-х годов английский король Георг VI, отец нынешней королевы Елизаветы II, решил наградить писателя Орденом Британской Империи. Льюис скромно отказался…

Откуда есть пошла земля Нарния
В 1939 году немцы нещадно бомбили Лондон. Чтобы спасти детей, родители отправляли их из столицы в провинцию. Кто к родственникам, а кто и вовсе – к незнакомым людям, согласным приютить у себя беженцев. Четверых юных гостей приняли в своем доме в Килнсе и двое холостяков: братья Клайв и Уоррен Льюисы. Детям было смертельно скучно, и, чтобы хоть как-то их развлечь, Джек, как называли Клайва его родные и близкие, рассказывал им о приключениях четверых детей в некоей сказочной стране. Но должно было пройти еще 10 лет, чтобы в начале 1950-х он решил все это записать. Фавн с зонтиком, бобры, лев Аслан, Белая колдунья и, конечно же, Питер, Сьюзен, Эдмунд и Люси были встречены читателями на ура. Да что уж там: успех «Льва, колдуньи и платяного шкафа» был настолько оглушителен, что автору ничего не оставалось, как только сесть за продолжение. В течение ближайших шести лет были написаны еще шесть романов: «Принц Каспиан», «Покорители зари, или Плавание на край света», «Серебряное кресло», «Конь и его мальчик», «Племянник чародея», «Конь и его битва».
Кстати, само название «Нарния» писатель не выдумал, а позаимствовал в атласе Древнего мира – так по латыни называлось местечко на территории Римской империи, превратившееся сегодня в итальянский город Нарни. Прообраз сказочной страны – ирландское графство Даун с его величественными холмами, лесами, озерами и ледниковым фьордом Карлингфорд-Лох.
Прототипом Люси Певенси считается Джун Флюэтт, одна из девочек, гостивших у братьев Льюисов во время войны. Позже Джун станет известной актрисой и режиссером (обучение в театральной школе ей оплатит Клайв). Посвящены же «Хроники» крестнице писателя — Люси Барфилд, приемной дочери Оуэна Барфилда, одного из ближайших друзей Льюиса по университету.
Писатель заселил Нарнию героями античных мифов и средневековой английской литературы (зря он что ли столько лет изучал ее в университете?!). Белая Колдунья до боли похожа на Снежную королеву Андерсена, а говорящие звери перекочевали прямиком из сказок Беатрис Поттер, любимой детской писательницы автора. Что же до льва Аслана, то он, конечно же, родом из Библии. Как и Иисус, он был принесен в жертву, погиб мученической смертью, а потом воскрес.

Пропуск в бессмертие
После выхода «Льва, колдуньи и платяного шкафа» поклонники завалили Льюиса письмами. Он аккуратно отвечал, считая это своим священным долгом. Именно так, по переписке, писатель познакомился со своей будущей женой – американкой Джой Дэвидмен. Они поженились, когда Льюису было 57, и прожили вместе несколько счастливых лет. Зима вновь наступила внезапно: Джой, которая была на 15 лет моложе своего мужа, скончалась от рака. Клайв пережил ее всего на три года. Он умер за неделю до своего 62-го дня рождения. Смерть его прошла незамеченной: в тот же день, 22 ноября 1960 года не стало еще одного английского классика – Олдоса Хаксли. А примерно через 50 минут после смерти Льюиса на другом берегу Атлантики, в Далласе, некто Ли Харви Освальд застрелил американского президента Джона Кеннеди. Журналистам было не до английского сказочника. И их можно понять.
Клайв Стейплз Льюис всю жизнь преподавал в университете. Помимо религиозных трактатов, из-под его пера вышли три фантастических романа, два поэтических сборника, несколько повестей-притч, исследования по филологии и истории английской литературы. «Нарния» была для него отдыхом, чем-то вроде хобби, которым он занимался в свободное от основной «взрослой» работы время. Но, как это частенько случается с серьезными английскими профессорами (Льюис Кэррол и Джон Толкин подтвердят), именно «детские» книги и обеспечили ему пропуск в бессмертие.
P.S. Но почему все же друзья и близкие называли Клайва Джеком? Оказывается, в детстве у него была собака – Джекси, погибшая под колесами автомобиля. Мальчик был безутешен и заявил, что отныне его зовут Джекси и ни на какое другое имя откликаться он больше не намерен. Как мы уже знаем, Льюис был человеком слова. А потому со временем Джекси превратилось в Джека, но со своим хозяином осталось до конца его дней.

Клайв Стейплз Льюис. Избранное

1. Каждый человек получает в жизни то, чего хочет. Но не каждый после этого рад.
2. Я написал то, что мне хотелось прочитать. Люди этого не писали, пришлось самому.
3. Иногда полезно все потерять, чтобы понять, чего тебе действительно не хватает.
4. Будущее — это то, навстречу чему каждый из нас мчится со скоростью 60 минут в час.
5. Главный враг любви — равнодушие, а не ненависть.
6. От того, что ты за человек и откуда смотришь, зависит, что ты видишь и слышишь!
7. Когда тебе страшно, самое лучшее — повернуться лицом к опасности и чувствовать что-то теплое и надежное за спиной.
8. Когда-нибудь вы станете достаточно взрослыми, чтобы снова прочитать сказки.
9. Книга для детей, которая нравится только детям, — плохая книга. Хорошие — хороши для всех. Вальс, который приносит радость лишь танцорам, — плохой вальс.
10. Чтобы победить зло в мире, надо преодолеть его в себе.
11. Жажда обладать тем, кому не можешь дать ничего, изнашивает сердце.
12. Не дерзи тем, кто слабее тебя. Тем, кто сильнее, — как хочешь.
13. Если вы думаете, что не страдаете гордыней, значит, вы действительно ею страдаете.
14. В душе, как и в почве, не самые красивые цветы пускают самые глубокие корни.
15. Память, стоит разбудить ее, превращается во властного деспота.
16. Достигшие зрелости всегда добры к юным, и самые загруженные люди всегда готовы уделить другим свое время.
17. Плакать неплохо, пока ты плачешь, но рано или поздно слезы заканчиваются, и тогда надо решать, что же делать.
18. Не стоит тратить время на то, чтобы разбираться, любишь ты человека или нет. Поступай так, как если б ты был уверен, что ты его любишь.
19. Их тюрьма внутри них, и потому они в тюрьме.
20. У тебя нет души. Ты — душа, у которой есть тело.

РАССКАЗАТЬ В СОЦСЕТЯХ: