Взрослые так часто сетуют, что детей невозможно оторвать от компьютера или телефона и усадить за книгу, что впору открывать на нашем портале рубрику «Не хочу читать». Некоторые малыши знакомятся с цифровым миром раньше, чем начинают ходить. Хорошо это или плохо? Действительно ли игры и гаджеты – зло? Или за ними будущее, а мы со своими книгами просто отстали от жизни? А может, эта проблема надумана и одно другому не мешает?

Мы решили поговорить на эту тему с человеком, который сам вырос в мире информационных технологий.

Василика Климова играла на компьютере с трех лет, а в седьмом классе решила стать программистом и создавать новые популярные игры. Но ее профессиональный путь сложился немного иначе: Василика уже 12 лет работает веб-разработчиком, специалистом по фронтенду — построению и развитию интернет-сайтов.

Фронтенд — это настоящая магия. Только представьте: вы набираете на клавиатуре буквы и значки, а на экране появляются фигуры, тексты, картинки, они движутся, меняют цвет, форму и размер, исчезают и вновь возникают по вашей воле… Одним словом, фронтендеры – это современные волшебники.

Волшебница Василика сейчас живет в Люксембурге, работает в крупной IT-компании и руководит школой программирования SkillUp, где учат цифровым премудростям детей и взрослых.

Сейчас даже младенцам дают в руки телефон или планшет: играй и развивайся! Когда совсем маленький ребенок тычет пальчиком в экран — от этого есть какая-то польза или наоборот?

— Никакой. Это все равно, что дать планшет коту — он тоже может тыкать в экран лапой. Психологи объясняют, что, когда мы подсаживаем детей на гаджеты, наше влияние на них постепенно сводится к торгу: съешь кашу – дам планшет. Мы перестаем быть интересны детям сами по себе, они уже не ценят время, проведенное с мамой и папой. Планшет, а не родитель, становится сначала партнером по общению, а потом и главным авторитетом.

И это не помогает развитию компьютерной грамотности?

— На мой взгляд, единственное, что дает раннее освоение гаджета: дети хорошо ориентируются в интерфейсах, им легко переходить на новые операционные системы, с одного телефона на другой. Но за это умение приходится дорого платить – они буквально живут в гаджетах. Мое поколение тоже проводит много времени, сидя в телефоне и в компьютере, и ничего хорошего в этом нет.

Родители порой панически боятся игр, потому что это «хуже наркотика».

— Игра может стать наркотиком, а может не стать, это зависит от человека, от его умения вовремя остановиться. То же самое с перееданием и другими вредными привычками. Пока ребенок сам не умеет себя контролировать, это должны делать взрослые. Меня учил играть папа, и он видел, что для меня это не опасно, я не «подсаживаюсь». Игры открыли мне дверь в профессию, а некоторым моим ровесникам они просто разрушили жизнь.

Я многое могу сказать в защиту игр. Например, стратегия помогает развивать навыки планирования, оценивать возможные последствия, рассчитывать ресурсы, учитывать одновременно несколько параметров. Такие игры строятся от простого к сложному — одна маленькая цель, другая, и так по нарастающей. Там на тебя напали враги, здесь нужно срочно строить дорогу. Ты учишься многозадачности, держишь в голове много событий и проигрываешь, если что-то упускаешь.

Шутеры-стрелялки учат быстроте реакции. Однажды мы с моим другом-мотоциклистом играли в мотогонки, и я победила, хотя ни разу не водила мотоцикл, потому что у меня хорошо развита реакция в игре.

Мои самые любимые игры – ролевые. В них можно выбирать разные варианты развития сюжета — как будто смотришь фильм и одновременно участвуешь в нем. Чем это хорошо, помимо того, что просто интересно? В игре все наши поступки приводят к тем или иным явным последствиям. Ты сделал что-то плохое — тебе это аукнется, обидел кого-то – он может отомстить, причинил зло другому персонажу — он из-за тебя страдает. Мораль и карма здесь работают гораздо нагляднее, чем в реальности. Конечно, это всего лишь имитация жизни, но лучше учиться на своих ошибках в игре, чем на живых людях.

Даже предельно простая игрушка тамагочи полезна тем, что она приучает детей заботиться о своих питомцах. Можно купить ребенку хомячка, который тоже умрет, если его забросить, а можно – электронное существо. Оно не живое и умирает понарошку, но дети переживают за него по-настоящему и привыкают к ответственности.

Есть ли однозначно вредные игры?

— Обычно детям не рекомендуют игры, где много убийств, расчлененки, крови. Считается, что ребенок станет жестоким и захочет кого-нибудь убить на самом деле. Но есть и противоположное мнение: любому человеку нужна возможность безопасно выплеснуть свои эмоции и агрессию, и хорошо, если это можно сделать в игре. Мы все любим разные игры, фильмы, сайты, книги, и это не значит, что мы непременно будем повторять то же самое в жизни.

Принято считать, что если ребенок сидит в компьютере, то он не любит читать. Вы с этим согласны?

— Честно говоря, у меня нет такой статистики. В детстве я действительно не очень любила читать – до определенного момента. Я любила игры, я вообще визуал. И вот однажды сестра начала читать мне вслух «Хоббита» Толкиена. Я слушала, раскрыв рот, а она дошла до третьей главы и сказала: «Если тебе интересно, то давай дальше сама». И я проглотила залпом всего «Властелина колец», включая «Сильмариллион». Потом я так же запоем читала «Гарри Поттера» — по одной книге в сутки. Еще больше мне понравилась серия Дмитрия Емца про Таню Гроттер. Там буквально на каждой странице возникают сложные моральные коллизии, показано, что мир не черно-белый, нет чистого зла, а все гораздо сложнее.

Со школьной программой по литературе у меня не сложилось – мне всегда казалось, что мысли этих книг можно было изложить гораздо короче. Может быть, повлияло то, что книги из школьной библиотеки были старыми, потрепанными, с мелким шрифтом и без картинок. Сейчас, когда моим племянникам задают что-то прочитать, я иду и покупаю им самые красивые книжки, которые приятно держать в руках.

Мы можем жаловаться, что дети избалованы играми, гаджетами, яркими красками, анимацией, но это факт, и от него никуда не денешься. Ребенка надо заинтересовать книгой, по собственной инициативе он не начнет читать – слишком много вокруг других увлекательных и познавательных занятий. Разумеется, дети должны видеть нас с книгой в руках, а не только с телефоном. Есть еще один способ, своего рода бартер: ты читаешь ребенку одну главу, а он тебе — другую. Но это работает, только если книга по-настоящему интересна.

Мне самой было трудно во взрослом возрасте начинать читать книги по специальности – там не было ни захватывающего сюжета, ни картинок. Я заставляла себя читать по 5 минут в день, потом 15 минут, потом полчаса. Сейчас я почти всегда читаю по полчаса перед сном, если не сильно устаю. Кроме профессиональной литературы, читаю книги по популярной психологии и эффективности.

Существуют ли книги по программированию для детей и подростков?

— Таких книг огромное количество, и далеко не все я читала или даже держала в руках. Но дело в том, что в нашей сфере информация устаревает с огромной скоростью. Программы обновляются быстрее, чем кто-то успевает написать и выпустить книгу. Чтобы узнать актуальные новости, мы читаем статьи на профильных ресурсах, профессиональные каналы в твиттере.

С другой стороны, книги дают базовые понятия, развивают навыки алгоритмического мышления, умение усваивать и структурировать информацию.

Есть книга Корэла Вордермана, которую я использую в подготовке к своим занятиям — «Как научить ребенка учиться. Иллюстрированный справочник для родителей». Она выпущена в издательстве МИФ, это переводная серия Penguin Random House, где выходят также книги по компьютерным наукам с красивой инфографикой. Есть несколько книг Дэвида Уитни из серии «Программирование для детей» — там рассматриваются основы HTML, CSS и JavaScript. Очень популярны детские книги по языку Python, например, Эл Свейгарт, «Учим Python, делая крутые игры».

Почему Python? Это довольно простой язык, и кроме того, он используется компанией Лего в их конструкторах Mindstorms для сборки программируемых роботов. Чтобы заставить этого робота двигаться, применяют визуально-блочное программирование, связанное с Python.

На мой взгляд, главное в детской книжке, чтобы там было много картинок и понятные примеры.

Для непосвященных:

HTML (Hypertext Markup Language) – язык разметки, используется для структурирования и отображения веб-страницы и её содержимого.

CSS (Cascading Style Sheets) — язык стилей, который используется для стилизации веб-страницы.

JavaScript (JS)- самый известный скриптовый язык для создания интерактивности веб-страниц.

Scratch — визуально-блочная событийно-ориентированная среда программирования, созданная в основном для детей и подростков на основе языка Лого и принципов конструктора Лего.

Python, в просторечии «питон», — относительно простой высокоуровневый скриптовый язык, который служит для создания различных сценариев.

Вы увлекаетесь настольными играми, хотя они совсем не такие яркие и динамичные, как компьютерные.

— Настолки – это прежде всего общение с друзьями, повод собраться и весело провести время. Кроме того, это отличная зарядка для мозгов. Я даже подумываю устраивать игры для детей — есть детские настолки, которые учат рассуждать, планировать, понимать и принимать правила. Это тоже важно, ведь в жизни много правил и условностей, и хорошо, если человек с детства научится в них разбираться. В настолках часто возникают споры, иногда приходится мириться с поражением. Это очень полезно и для взрослых, и для детей. Игровой опыт решения конфликтов развивает эмоциональный интеллект и весь комплекс качеств, который в современном мире называют soft scills, – навыки общения, необходимые и в работе, и в жизни.

Интервью взяла Мария Азимова

РАССКАЗАТЬ В СОЦСЕТЯХ