• 16 декабря 2018
  • Автор:
  • Фото:«Лёшкины карандаши». Иллюстрации и обложки книг предоставлены «Издательским Домом Мещерякова»

Пусть Соня не растет

Детский писатель и художник Анна Доброчасова не так давно в литературе. Но ее книжки – «Апельсин», «Лунный жук», «Лёшкины карандаши», «Большое и маленькое приключение с Хвостиком», а также недавно вышедшая «Игра Мориарти» – набирают популярность. Это добрые, милые и уютные истории для совсем маленьких читателей. Если же вы еще не знакомы с Анной, самое время подружиться.

Детский писатель и художник Анна Доброчасова не так давно в литературе. Но ее книжки уже набирают популярность/Фото предоставлено «Издательским Домом Мещерякова».
Детский писатель и художник Анна Доброчасова не так давно в литературе. Но ее книжки уже набирают популярность/Фото предоставлено «Издательским Домом Мещерякова».

Анна, в ваших книгах много тепла, но и приключений не меньше. За что вам отдельный наш читательский поклон! А какие книги вы любили в детстве?
Анна Доброчасова: Самыми первыми были книжки Владимира Сутеева. Потом, как у всех – Носов, Драгунский, детская классика. Лет с восьми взялась за иностранных авторов. Например, если вы не читали Джеймса Оливера Кервуда, очень советую его удивительные книжки «Казан» или «Бродяги Севера». Он работал примерно в то же время, что и Джек Лондон, и в той же тематике – писал про север, про животных. Действие, как правило, происходит в Канаде, и меня поразило, как он описывает природу тех мест. Особенно тронул «Казан» – история про волка, который пытался жить с людьми, о любви волка к человеку. Собак я, кстати, люблю именно благодаря этому автору.

Какая книга в детстве стала для вас главной?
Анна Доброчасова: Рей Брэдбери – самый солнечный писатель, с которым я познакомилась в восемь лет. Его фантастический рассказ «И все-таки наш…» поразил настолько, что Брэдбери с тех пор любимый мой писатель. Это история о том, как машина помогает женщине родить ребенка, но что-то идет не по плану, и младенец остается в ином измерении в виде голубой пирамидки. И, чтобы соединиться со своим малышом, родители уходят за ним, превращаясь в четырехгранник и цилиндр. Я много читала в детстве, но вот этот рассказ – самый-самый, такой трогательный, такой светлый, во многом повлиявший на мое мировоззрение.

Есть ли темы, на которые не стоит говорить с детьми в книгах?
Анна Доброчасова: Однозначно не отвечу, потому что как очень впечатлительный человек сама вряд ли смогу хорошо написать про какую-то трагедию, а как родитель понимаю, что об этом надо с ребенком разговаривать, про теракты, например, и про то, что нельзя с чужими людьми уходить. Мне кажется, такие темы должны брать на себя писатели-психологи, которые могут давать профессиональные советы.
Вообще, ребенку надо видеть всякие книги, чтобы развиваться разносторонне. Иначе получается, например, ситуация, когда бабушки любят советскую литературу и только ее детям подсовывают, при этом не приемлют ничего современного. А жаль, потому что у нынешних авторов есть классные произведения, если же их не читать, то Советский Союз у нас может остаться еще лет на тридцать.

А без чего детская книга и не книга вовсе?
Анна Доброчасова: Мне нравится нежная и добрая детская литература. И чтобы в ней обязательно было много любви. Именно так я пытаюсь писать свои книжки, чтобы брат любил сестру, дедушка – внуков, мама – дочку. Недавно прочитала очень трогательный отзыв на свою работу, в котором одна мама рассказывает, что, когда она читает своим детям вслух, они ее обнимают, потому что в книжке написано: «Соня обняла маму, брата». Как же здорово знать, что благодаря тебе кто-то далекий и даже незнакомый стал чуточку счастливее. Еще у маленьких детей неповторимый юмор, они говорят иногда такие удивительные фразы и не понимают, почему взрослым смешно. И я в своих текстах пытаюсь это уловить. У детей рождаются фантастические идеи, со своей юной наивностью они и в космос летят и еще много чего придумывают, я даже не хочу, чтобы они взрослели. Вот сейчас пришел такой момент, когда мой персонаж Соня идет в школу, а мне так не хочется делать ее шести-семилетней. Потому что это уже другой возраст, другие проблемы.

А что вы категорически не принимаете в детской литературе?
Анна Доброчасова: В литературе стали появляться жаргонизмы и сленг, которые современные дети и подростки порой действительно используют в повседневной жизни. Мне кажется, что как носители хорошего русского языка мы, писатели, должны следить, чтобы наша собственная речь была красивой, образной, богатой. Конечно, детям интересно найти в книжке знакомые «дворовые» словечки, но таким образом литература как бы опускается до их уровня. Возможно, в случае с подростками это и допустимо, но мои книжки для малышей, и я всегда стараюсь говорить с ними как можно мягче.

Всегда ли детской книге нужна мораль?
Анна Доброчасова: Часто об этом думаю. В моих историях мораль есть, но иногда мне нравятся книжки иностранных писателей, где она не столь явная. Это тоже здорово, книжки должны быть разные. Мораль помогает ребенку понять и оценить какие-то непростые моменты, но она не должна быть навязчивой. Автору не стоит давить на читателя. Он предлагает ситуацию, а уж вывод, который ребенок сделает, должен быть естественным.

Чего вам не хватает в современной детской литературе?
Анна Доброчасова: Книжек по технике безопасности, которые бы доступно и просто рассказывали, как вести себя в экстремальной ситуации. Технологические катастрофы и другие опасности – это наша повседневность, ребенок должен быть готов, точно знать, как действовать, что можно в такие моменты, а чего категорически нельзя. Но такой литературы сейчас очень мало. Книг про динозавров сколько угодно, они на каждом прилавке. Одна проблема: динозавров нет в нашей с вами жизни, а пожары и взрывы есть.

Анна, когда вы беретесь за новую книгу, что приходит вначале – сюжет или картинки?
Анна Доброчасова: По-разному бывает. Иногда сюжет, еще совсем не различимый, приобретает четкость в виде картинки. Придумывая, я делаю акцент на атмосферность, вспоминаю, какие чувства испытывала в туман или в солнечный день или, например, каково это – опустить ноги в воду, а там рыбки кусают тебя за пальчики. И вот эти-то состояния и пытаюсь нарисовать. Иногда, конечно, приходится исходить из уже готового текста, но мне это меньше нравится, потому что тогда приходится чем-то жертвовать, ограничивать себя: хочу, допустим, нарисовать яркое солнце, а по сюжету на дворе ночь.

То есть в первую очередь вы все же художник?
Анна Доброчасова: В моей семье по женской линии почти все рисуют. У нас клан художников. Я рисую с детства, у меня художественное образование, но еще лет пять назад даже не думала, что стану иллюстратором детских книг. Работала в журналах, но это совсем другое.

Как же вы стали писателем?
Анна Доброчасова: Однажды в поисках работы я опубликовала на сайте Illustrators.ru свою картинку с историей «В ожидании письма, март». И через какое-то время мне написал издатель. Отвечать не стала. Испугалась, что это какая-то ошибка: ладно бы редактор писал, а то сразу издатель! Но он был настойчив, и второе, и третье письмо прислал, предложил поработать над книгой. Так как мы живем в разных городах, он в Москве, а я в Санкт-Петербурге, завязалась переписка, длившаяся восемь месяцев, пока мы работали над книгой про русский язык, которая, кстати, так и не вышла. И он как-то сказал, что ему нравятся мои письма, и предложил попробовать что-нибудь сочинить. Так родилась моя первая книжка «Апельсин», которая сейчас уже переросла в серию. И это здорово, что герои, придуманные мною почти случайно, так полюбились и детишкам, и их родителям.

Как привить ребенку вкус к чтению, когда кругом столько соблазнов – компьютерные игры, мультики?
Анна Доброчасова: Книги должны быть в семье, важно обсуждать их при ребенке или с ним самим. Например, сидят мама с папой и рассказывают друг другу: я тут такой роман прочитал, и ребенок думает: ух ты! Есть еще один метод: когда читаешь ребенку вслух, доходишь до интересного места и хитришь, делая вид, что занят, откладываешь книгу, чтобы ребенку самому захотелось прочитать и узнать, что там дальше. Обязательно нужно учитывать мнение ребенка при выборе книг, дети все разные и кому-то нравятся комиксы, а кому-то нет. Кстати, комиксы прекрасно помогают в начале читательского пути. Там есть и картинка, и текст, все, как в книжках, просто немного другая подача. Не стоит сразу подсовывать ребенку толстые книги – начинать лучше с малого. А вот моя личная находка: когда дочери было лет пять, мы с ней могли весь день что-то обсуждать, птиц, например. А потом шли в магазин и, надо же какое совпадение, находили там книжки про пернатых. Это очень действенно: сначала заинтересовать ребенка чем-то, а потом сказать: ну-ка, выбирай! И, конечно, он выберет.

Какими качествами должен обладать детский писатель?
Анна Доброчасова: Он должен понимать и принимать детей и их мир. Это обязательно. Бывает, что детские писатели дают советы со своей, взрослой точки зрения, я же всегда на стороне детей, даже если они шалят. Потому что однажды детство кончится, а воспоминания останутся. А если шалостей не было, то о чем вспоминать?

Совет от Анны Доброчасовой
Когда я занялась литературой, прочла «Дзен в искусстве написания книги» Рея Брэдбери. Советую это «пособие» всем молодым авторам. Здесь вы найдете честные и проверенные на практике ответы на все свои вопросы: что делать, если не пишется? Если вообще ничего не получается? Где черпать вдохновение? Мне эта книга помогла, до сих пор обращаюсь к ней время от времени. Уверена, поможет и вам!

РАССКАЗАТЬ В СОЦСЕТЯХ: