Если одноклассники – враги

Травля, или на английский манер – буллинг – с давних пор остается печальной приметой школы. Что делать, если на тебя ополчился весь класс? Никто не хочет с тобой разговаривать, а каждое твое появление грозит насмешками или вовсе насилием? А если видишь, как травят другого? На ярмарке Non/fiction ответить на такие совсем не детские вопросы попытались юные участницы нового творческого центра «Арка Марка».

«Только не я» не единственный проект, посвящённый проблеме травли среди детей и подростков. Так, сейчас в России действует благотворительная программа «ТравлиNet», основная задача которой – предотвращать буллинг в школе. Организаторы из культурного центра «Арка Марка» сами напоминают, что взялись за сложную тему не первыми. Просто у «Только не я» немного другие способы борьбы.

«Проект ориентирован на подростков 11-15 лет. Вырос он из клуба «Сказка выходного дня». Главные консультанты здесь – сами ребята, и мы надеемся, что именно они будут проводниками изменений и в своих классах, и в наших школах. Мы хотим создать книжный клуб, где будем обсуждать произведения, поднимающие тему травли и насилия. Также у нас в планах большая вставка и тематический спектакль вместе с театром «Практика». Конечно же, будем специально выезжать в школы, чтобы проводить мастер-классы и говорить об этой проблеме», – открыла дискуссию соавтор проекта Ксения Белькевич.

В основном на круглом столе выступали сами подростки. Ведущие обходились наводящими вопросами, а родители и другие зрители высказались под конец. Чего нельзя не заметить – среди шести выступающих не было ни одного мальчика. Значит ли это, что мальчики не хотят или боятся говорить о травле? Или это случайное стечение организационных обстоятельств? Неизвестно, но сам факт, конечно, подталкивает к соответствующим выводам. Тем более, если учесть, что мальчики травят не меньше, если не больше девочек – посмотрите статистику.

Сперва речь шла о том, почему травят? Кто травит? Что такое буллинг? Одна из участниц, Елизавета Бут, начала с того, что жертва травли чаще всего непохожа на свое окружение, и добавила, что травить, как правило, принимается человек, который на самом деле не уверен в себе. Софья Жукова в свою очередь отметила: травля часто начинается с личного конфликта, где у одного из участников больше друзей и неофициального авторитета.

По-настоящему обсуждение оживилось после небольшой сценки из спектакля «Травля». Её разыграли молодые актёры из «Форум-театра» Центра толерантности. История девочки, которую игнорируют и постоянно задевают, так как она не ушла с уроков вместе со всеми, заставила участниц переключиться на главный вопрос: «Что делать, когда травят? Как это прекратить?» Что необходимо предпринять не только жертве, но и стороннему наблюдателю? Здесь все были единогласны: главный виновный – это зачинщик. Кто-то предлагал перевести зачинщика в другую школу, кто-то – наказать и усилить контроль, а кто-то – отвлечь делами. С одной стороны, не может не радовать, что подростки видят «корень зла» именно в том, кто травит. С другой – зачинщик не всегда является единственным источником буллинга. Перевести его в другую школу – травить продолжат те, кто раньше был на вторых ролях. Самое любопытное решение, пожалуй, промелькнуло у Златы Миненко. Она предложила найти человека, например, любимого учителя, которого бы одинаково уважали все, и предложить именно ему разрешить проблему, побеседовать со всеми участниками травли и заставить их поговорить друг с другом. И правда, если поводом для травли становится не сам человек, а его, якобы нечестный, с точки зрения одноклассников, поступок, ещё есть шанс исправить ситуацию мирно, с помощью «судьи».

Когда очередь дошла до родителей, они, само собой, удивились, почему никто из подростков даже не рассматривал вариант обратиться к мамам и папам. Участницы объяснили: это не очень эффективно. Часто родители защищают своих детей, даже если те очевидно агрессивны. Да и правила «Доносчику – первый кнут» никто не отменял. Спорить с этим трудно, но скрывать всё и замыкаться в себе ещё опаснее. Особенно, если дело дошло до рукоприкладства – тогда рассказать точно нужно, потому что это веская причина перейти в другой класс или даже в другую школу. Смена коллектива как была, так и остаётся единственным надёжным и неагрессивным средством. По крайней мере, пока в школе не поменяется тип коммуникации. Ведь возможно, дело именно в специфических школьных порядках, где все друг у друга в строгом подчинении, и учащиеся начинают выстраивать схожую иерархию между собой, как умеют.

В интервью «ХЧ» писатель Антон Соя сказал о буллинге: «Пока есть дети, эта проблема будет существовать». Что ж, можно добавить: пока есть люди. Ведь было бы ошибкой считать травлю исключительно подростковым явлением. Но решать этот вопрос и говорить о нем, делая буллинг всё менее популярным и всё более стыдным, – необходимо. Остаётся верить, что проект «Только не я» сыграет в этом нелёгком деле свою положительную роль.

РАССКАЗАТЬ В СОЦСЕТЯХ: