• 18 сентября 2019
  • Автор:
  • Фото:Антон Соя / Фотография из личного архива

Email для Румпельштильцхена

Музыкальный продюсер, писатель, один из первопроходцев русского Young Adult Антон Соя вместе с художницей Оксаной Батуриной выпустил в этом году две детские книги. Реалистичная сказка «Морской волк» и готическая повесть о грустном клоуне «Правдивая история Федерико Рафинелли» уже вышли в издательстве «Абрикобукс», а мы побеседовали с их автором о литературном фьюжене и вдохновении.

Антон Владимирович, летом у вас вышла книга «Морской волк», и про неё говорят, что на деле она о буллинге. Это действительно так?
Антон Соя: Я думаю, это сильно всё упрощает. Всё равно, что сказать: «Анна Каренина» – роман об измене. Буллинг – модное слово. Когда я учился в школе, такого слова не было, хотя буллинг был. И пока есть дети, эта проблема будет существовать. Но «Морской волк» – тёплая книга, она больше о мечтах, о лете, о дружбе. В ней много впечатлений из моего собственного детства. Там действительно есть момент, когда главного героя, поросёнка Хэма, предают его друзья. Они начинают его игнорировать и травить по указке приехавшей из города кошки. Проблема травли поднимается, но говорить, что она основная, я бы не стал.

В «Морском волке» есть момент, когда становится ясно: поросёнка должны были зарезать, и ощущение, что это всё-таки произойдёт, не покидает, несмотря на обещание бабушки и дедушки. Есть ли у сказки какое-то второе дно?
Антон Соя: Это просто суровая деревенская правда. Он же на ферме жил. Но есть надежда, что Хэма теперь не зарежут. Верящий в свою мечту поросёнок переломил собственную судьбу – любовь к плаванью, рассказы про море изменили его жизнь. Так бывает и с людьми. Представьте на его месте какого-нибудь крестьянского мальчика, которому уготовано всю жизнь ухаживать за теми же свиньями, и вдруг в его деревню случайно попадает беглый каторжник и начинает рассказывать, как он плавал по морям. Мальчик «заболевает» морем и вместо того, чтобы всю жизнь провести в хлеву, становится капитаном дальнего плавания. То же самое с Хэмом, с моим героем. Сказки же изначально посвящают ребёнка в реальный мир, все страшные мотивы про людоедов были нужны, чтобы перейти из детства во взрослое состояние, поэтому я не вижу никакого второго дна, здесь всё логично. Да и сказочного почти нет – животные не говорят с людьми, мир не придуманный, а реальный.

Художник Оксана Батурина
Художник Оксана Батурина

Ваши с Оксаной книги для детей и подростков сейчас выходят в издательстве «Абрикобукс». Расскажите, как вам с ним работается.
Антон Соя: Мы с Оксаной знакомы давно, ещё со времён «Азбуки». Сначала просто сделали «Правдивую историю Федерико Рафинелли», без договора с издателем. Потом стали искать, где опубликовать книгу, и даже нашли «АСТ», но в итоге решили пойти в маленькое издательство «Абрикобукс», потому что там было море любви и тепла. Людмила (прим. ред. – глава издательства «Абрикобукс») написала мне из самолёта, что она всю дорогу смеялась, читая нашу книжку. Да, у нас был почти подписан договор с самым крупным российским издательством, тоже очень хорошим, но мы поняли, что в «АСТ» нам не смогут уделять столько внимания и заботы, сколько здесь. Тут нас действительно любят, и мы ни разу не пожалели о своём выборе. Только что Оксана получила диплом конкурса «Образ книги», а номинировало её наше издательство.

До этого вы сотрудничали с издательством «Качели»…
Антон Соя: «Маленький мух» и «Корова на льду» у них выходили. «Качели» – это изначально импринт «Лабиринта». Я не то чтобы сотрудничаю с каким-то конкретным издательством – просто сначала пишу книгу. А потом ищу, где её опубликовать. С «Морским волком» было то же самое, что и с «Федерико Рафинелли».

«Правдивая история Федерико Рафинелли» отсылает к огромному пласту классической и популярной культуры. Вы хотели как-то обновить существующие романтические образы цирка и мертвецов?
Антон Соя: Честно говоря, я не ставил подобных задач. Конечно, если читатели и критики это видят, значит, так и есть. Но обычно я просто иду по улице, а история рождается в голове, перекатывается там и потом выливается в книгу. Какого-то филологического анализа и специального осмысления в моем случае не происходит.

Художник Оксана Батурина 2
Художник Оксана Батурина/иллюстрация к «Правдивой истории Федерико Рафинелли»

В одном из интервью вы говорили, что можете назвать себя современным сказочником. Что, по-вашему, важно в современной сказке? Чем она отличается от классической?
Антон Соя: Когда нынешние реалии сочетаются с классическими сказочными символами и атрибутами, мы получаем современную сказку. Меня любят ругать за то, что в моих книгах присутствуют и интернет, и современный сленг, но мне интересно писать про сегодняшний день. И весь этот фьюжен сказочного и реального, весь этот джаз мне нравится. Например, Румпельштильцхен, которому можно написать письмо по электронной почте в том же «Федерико Рафинелли». Кроме того, для меня важно писать про наш мир, я не очень люблю фэнтези, и мне интереснее запускать волшебство в существующую реальность.

Вы начинали работать с детской литературой в издательстве «Азбука-Аттикус»?
Антон Соя: Да, я там возглавлял детский департамент. Ещё раньше я занимался детской литературой в «Азбуке», в Питере. В общей сложности я проработал в издательствах семь лет.

Что привело вас к детским книгам? До этого вас больше привлекал Young Adult.
Антон Соя: «Бытие определяет сознание», как говорил один известный бородатый Карл (смеётся). Возможно, у меня ещё просто незрелое сознание, к тому же я очень долго занимался рок-музыкой, был продюсером, общался с музыкантами. Тоже, в общем-то, не совсем взрослое занятие. В конце концов, я с детства люблю хорошие сказки и много их читал, поэтому для меня нет ничего странного в том, что я стал писать детские книги. Есть любимые иллюстраторы, дружу с художниками, с Антоном Ломаевым, например. Его младший сын – мой крестник, и я постоянно с ними общаюсь. Так что мой переход в детскую литературу произошёл очень естественно. Но я не считаю себя только детским писателем. Как раз сейчас пишу книгу совсем не детскую. Она 18+. Возможно, придётся издавать её под псевдонимом.

О, а что это будет за книга?
Антон Соя: Я её пока дописываю и поэтому мало что могу рассказать. Действие происходит в 1984-м, когда я окончил школу, собрал первую панк-группу, и мы за неделю записали альбом. Это посвящение андеграундному Ленинграду середины 1980-х, движухе, которая была тогда. Но я хочу написать не столько про музыку, сколько в целом про молодость, про время.

Если бы у вас была задача создать такую же поколенческую молодёжную фантасмагорию, как «Эмобой», кто бы стал её героем? Тогда это были субкультуры, а сейчас?
Антон Соя: Это достаточно сложно понять, потому что опять-таки надо заниматься анализом, думать, кто сейчас герой нашего времени. «Эмобой» родился спонтанно: я шёл с концерта My Chemical Romance и увидел атаку антиэмо на эмо. Я не знал тогда, кто это, и меня настолько поразил градус непонятной ненависти между абсолютно сытыми людьми, что я стал вникать. Так появился «Эмобой». Может, если бы я сейчас попал в какую-нибудь молодёжную движуху, у меня бы тоже родилась книга. Но теперь я занят другими вещами, для меня главный герой нашего времени – мой сын, который получает второе театральное образование. Он стал актёром, а теперь учится на режиссёра, поэтому театральная среда мне сейчас интересна, возможно, написал бы о ней. Тем более театр есть везде, а цирк в нашей жизни так и вовсе постоянно вокруг.

Чего, по-вашему, сейчас не хватает в современной российской детской литературе?
Антон Соя: Эксперимента, смелости. У нас родители покупают детям книжки, которые сами читали в детстве, причём «родителями» на деле оказываются в основном бабушки и дедушки. Они хотят Михалкова и Барто, но те реалии современному ребёнку не говорят ничего. Как итог, само собой, детям неинтересно это читать, а родители жалуются. Приехав из Болоньи в этом году, наш друг Антон Ломаев сказал, что мы отстали от жизни, потому что все ещё сидим с этими михалковскими книгами, а весь мир, взять хоть те же иллюстрации, ушагал далеко вперёд. Притом что в 1920-30-е годы у нас было самое прогрессивное иллюстрирование детской литературы. Правда, в последнее время и в России начал складываться круг выдающихся художников, таких как Игорь Олейников, Антон Ломаев, Евгений Антоненков, Оксана Батурина. У Оксаны очень трогательные иллюстрации, она не боится экспериментов, не боится меняться. Так что, думаю, эти художники смогут изменить ситуацию к лучшему. Но нам нужны смелые издатели.

«Про художника Фому» Андрей Аринушкин (эскиз иллюстрации к будущей книге)
«Про художника Фому» Андрей Аринушкин (эскиз иллюстрации к будущей книге)

Вы планируете новые детские книги с иллюстрациями?
Антон Соя: Я сейчас стараюсь писать произведения, где поменьше текста (смеётся). Готовится книга про поросёнка Фому, который приезжает учиться на художника в город, где ненавидят свиней. Фома всеми силами пытается скрыть, что он поросёнок, выдаёт себя за розового носорога. Он боится, что его новые друзья перестанут с ним водиться, если узнают о его «свинском» происхождении. Но в итоге выясняется, что это и так всем давным-давно известно, что нельзя стесняться себя и своей семьи. Довольно оптимистичная история. Другая книга тоже светлая – о пингвикингах. Она антивоенная, хоть и детская. Там полярник подбирает раненного хищными птицами пингвина и выхаживает его. Полярник – фанат викингов – даёт пингвину соответствующее имя, читает ему книжки и показывает фильмы про викингов. В результате, когда пингвин выздоравливает, то решает стать викингом и собирает остальных пингвинов завоёвывать новые земли. Но в конце он понимает, что это не лучшая затея и можно быть викингом, просто защищая свою семью и маленьких пингвинов от хищных птиц.

«Пингвикинг» Николай Воронцов (эскиз иллюстрации к будущей книге)
«Пингвикинг» Николай Воронцов (эскиз иллюстрации к будущей книге)

РАССКАЗАТЬ В СОЦСЕТЯХ: