• 13 декабря 2019
  • Автор:
  • Фото:Мария Парр / Пресс-служба РГДБ

Как вернулись Лена и Трилле

Марию Парр, автора «Вафельного сердца», «Тони Глиммердал» и «Вратаря и моря», можно смело назвать феноменом современной детской литературы. Сразу после дебюта критики нарекли писательницу «новой Астрид Линдгрен», её романы дважды получали норвежскую литературную премию Браги и взяли множество других европейских наград. В России книги Марии Парр стали известны благодаря переводам Ольги Дробот. За десять лет они завоевали у нас особую популярность – по «Вафельному сердцу» поставлен не один спектакль, а в читательских голосованиях произведения Парр неизменно оказываются в числе победителей. И эта популярность настоящая, она не проходит. Ажиотаж, вызванный приездом норвежской гостьи в Москву, на ярмарку интеллектуальной литературы non/fiction, – лишнее тому подтверждение. Мы не могли упустить шанс перекинуться с любимым автором хотя бы парой слов.

Мария, вы давно не приезжали в Россию, а сейчас у вас был тур сразу по трём шумным городам. Наверное, это было утомительно?
Мария Парр: Это было здорово! Мне нравится, что у меня здесь так много дел. Тем более знаю, что вернусь домой, и снова будет тихо. Поэтому насыщенная программа не проблема.

Изменилась Россия со времени вашего последнего приезда?
Мария Парр: Сложно сказать, потому что в прошлый раз я была только здесь, на книжной ярмарке, и больше никуда не ездила. А теперь удалось побывать в Санкт-Петербурге и в Новосибирске, и это было очень круто. Но одно могу утверждать наверняка: в этот раз гораздо больше людей знают мои книги (смеётся).

«Вратарь и море» – сиквел «Вафельного сердца». Вы сразу планировали писать продолжение или эта идея пришла внезапно?
Мария Парр: Изначально я не собиралась делать ничего подобного. Между двумя книгами прошло двенадцать лет. Но тут выяснилось, что дети-актёры, игравшие в фильме по «Вафельному сердцу», – он шёл на норвежском телевидении – очень хотят сняться в продолжении. Конечно, сначала я сказала: нет-нет-нет! Но потом специально для них написала в подарок одну главу. А написав, подумала: о, как классно снова вернуться в мир Лены и Трилле! А ещё я читала Туве Янссон… Знаете её?

Мария Парр на Межународной ярмарке интелектуальной литературы non/fiction / Пресс-служба РГДБ
Мария Парр на Межународной ярмарке интелектуальной литературы non/fiction / Пресс-служба РГДБ

Конечно. Она у нас очень популярна.
Мария Парр: Когда я перечитывала Туве Янссон, то поняла, что все книги о семье муми-троллей разные. Герои одни и те же, но стиль, атмосфера, сюжет всегда отличаются друг от друга. И тогда я решила, что тоже могу написать роман совершенно иного рода. Я не обязана делать «Вафельное сердце» номер два, но стоит попробовать создать другую книгу с теми же героями.

«Вратарь и море» действительно отличается от «Вафельного сердца». Там остро чувствуется атмосфера внутренней свободы. Хотя, с другой стороны, эта свобода есть во всех ваших героях. В Тоне Глиммердал тоже.
Мария Парр: Круто, что вам так кажется. Я старалась, чтобы это было именно так.

А как вы думаете, есть ли какой-то способ развить чувство внутренней свободы? Воспитать его в своих детях, да и в себе тоже?
Мария Парр: О, не думаю, что его можно специально воспитать. Конечно, я не дам своим детям убежать, как убежала Тоня Глиммердал. Это литература всё-таки. Но я действительно верю, что детям нужно своё пространство, личное в том числе. Мы не должны постоянно следить за ними и быть рядом. Мне кажется, баланс ответственности и свободы легче соблюдать, когда растёшь в таком месте, где выросла я, практически в деревне. Я могу отпускать своих детей гулять одних с ранних лет, потому как знаю, что с ними едва ли что-то случится.

Ходят слухи, что и у «Вратаря и моря» будет продолжение. Это правда?
Мария Парр: Нет, неправда. Это была последняя книга про Лену и Трилле, я в этом уверена. Настало время позволить своим героям жить без меня.

Насколько я знаю, вы не только писатель, но ещё и преподаватель.
Мария Парр: У меня нет специального образования, но я работала учителем в течение года. Сейчас я свободный писатель.

Но так или иначе вы связаны с детьми и подростками, пишете книги о них и для них. Помните, что именно вдохновило вас связать своё творчество с детьми?
Мария Парр: Очень хорошо помню! Это случилось, когда я взялась писать в школьной газете статью про Астрид Линдгрен. Я начала собирать материал, и её биография, её книги произвели на меня сильное впечатление, хотя мне самой к тому моменту было уже четырнадцать. Я поняла, что Астрид Линдгрен в каком-то смысле мой герой. Тогда я и начала писать. Конечно, это оказалось тяжелее, чем я думала. Приходилось много трудиться – пробовать и пробовать. Прошло много лет, прежде чем я опубликовала своё первое произведение.

В одном из интервью вы сказали, что никогда не хотели писать для взрослых. Почему детская литература кажется вам интереснее?
Мария Парр: Сейчас я, скорее, просто предполагаю, что всегда буду писать для детей, но на самом деле не знаю, как всё сложится. Не хотелось бы ставить себе какие-то ограничения. Может, однажды я пойму: смотри-ка, вот сейчас самое время написать что-то для взрослых.

Хорошие истории детям очень нужны. Они в них играют, примеряют на себя. Это всегда большая отдача. Мне нравится быть ребёнком, и, когда пишу, всегда сама становлюсь немного ребёнком (смеётся).

Мария Парр и переводчица ее книг на русский язык Ольга Дробот
Мария Парр и переводчица ее книг на русский язык Ольга Дробот.

Какие книги в детстве на вас особенно повлияли?
Мария Парр: Произведения Астрид Линдгрен навсегда поселились в моём сердце. Еще были комиксы. Я, вообще, много читала. И не всегда это были качественные, глубокие книги. Полагаю, такой опыт тоже важен. Иногда мои дети берут что-то с полки, а я думаю: «О, это не очень хороший роман». Но я им ничего не говорю и тем более не запрещаю, потому что это на самом деле не проблема. Если им нравится, они могут это читать.

Вас называют современной Астрид Линдгрен – это уже стало общим местом. Но, как вам кажется, в чем разница между вами? Что делает вас первой Марией Парр, а не второй Астрид Линдгрен?
Мария Парр: Это хороший вопрос. Но не уверена, что готова ответить на него, я об этом никогда не думала. Астрид Линдгрен написала много разных книг. А я всего три… Наверное, у нас разные интонации… Нет, поймите меня правильно, я правда не знаю (смеётся).

А какая из последних прочитанных книг вас особенно впечатлила?
Мария Парр: Впечатлить меня – задача нетрудная! (смеётся) Это была книга, которую я читала в самолёте, возвращаясь из Новосибирска. Норвежский писатель Эдвард Хуэм – не знаю, переведён ли он на русский, – рассказывает о своих предках в XVIII-XIX веках. Норвегия тогда была бедной страной, и многие эмигрировали в США. Хуэм раскрывает удивительные истории тех, кто уехал, и тех, кто остался, в том числе через их письма друг другу.

Вы очень популярны в России. Только посмотрите, сколько людей хотят с вами встретиться, взять автограф. С чем это связано, как думаете?
Мария Парр: Да, это правда. Нигде не встречала такого приема, как в России. Могу предположить, что русские издатели и редакторы чудесно поработали над книгой и, конечно же, перевод Ольги Дробот вышел очень удачным. Я думаю, в России есть потребность в таких историях, как у меня. Добрых и в то же время говорящих о серьёзных переживаниях, о внутренней свободе, как вы верно заметили. Словом, тут многое удачно сошлось.

РАССКАЗАТЬ В СОЦСЕТЯХ