• 3 декабря 2018
  • Автор:
  • Фото:Обложка книги «Зверский детектив». Предоставлено издательством «Абрикобукс»

Мухито, сэр

Почему волк ест жуков, Барсукот не просто Барсук или Кот, а Супермышь кажется отрицательным персонажем? На эти и другие вопросы юных поклонников «Зверского детектива» во время презентации книги на Международной ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction№20 очень по-взрослому отвечала Анна Старобинец. Некоторые поклонники, заметим, ещё в буквальном смысле пешком под стол ходят, но вопросы у них возникают отнюдь не детские.
Все книги «Зверского детектива» наконец-то выпущены под одной обложкой: «Логово волка», «Право хищника», «Когти гнева» и «Щипач» (публикуется впервые). Перед тем как перейти к вопросам, Анна прочитала главу из последней на сегодняшний день книги серии – «Щипач» – истории страшного маньяка, который ощипывает птиц…
К слову, Анна намекнула, что, так как «Зверский детектив» полюбился детям и взрослым (да-да, оторваться невозможно, будь вам хоть за 30, хоть за 50), скорее всего, нас ждет продолжение. Вероятно, это будет книга о детстве и юности Барсукота.
Для тех, кто ещё не знаком со «Зверским детективом», рассказываем: каждая книга – отдельная детективная история, в которой следствие ведут пожилой и опытный сыщик Барсук Старший и его помощник, дерзкий и отчаянный Барсукот. А жизнь в Дальнем Лесу, как вы можете догадаться, не так уж и спокойна: ни дня без преступлений, погонь, подозрений и интриг.
Все герои этой книжной серии – звери, однако любить и ненавидеть, лгать и говорить правду в морду, доверять и отчаиваться, предавать и спасать они умеют не хуже нас, человекообразных читателей. Именно поэтому книги так полюбились не только детям, но и взрослым ценителям детективного жанра. Но это, конечно, не единственная причина: книга написана настолько иронично, что затягивает с первых строк.
Отвечая на вопрос читателя, почему Супермышь кажется отрицательным персонажем, Старобинец признается: «Я писала детектив в жанре нуар (фр. noir — «черный» роман, круто «замешанный» детектив). Для детей так обычно не пишут. В этом жанре нет хороших персонажей, поэтому Супермышь и кажется отрицательной. Но вообще-то она на стороне закона. Просто мои герои, как и люди, разные: нет однозначно хороших или плохих».
И правда, все как в человеческой жизни: разобраться, кто здесь друг, а кто враг, кто невинная пушистая жертва, а кто роковая хищная самка, кто заложник, а кто захватчик, можно только в финале, ведь по правилам жанра преступник неизвестен до самой развязки. Увлекательный сюжет и аллюзии на взрослую литературу также объясняют, почему у «Зверского детектива» так много поклонников.
Эту книгу здорово читать всей семьей, каждый находит в ней свои прелести, темы для обсуждения. Недаром родители на встречах с Анной Старобинец благодарят автора за то, что она вернула их детей, да и их самих, к книгам.

Между тем

Важным моментом встречи стала совместная акция издательства «Абрикобукс» и «Первой образцовой типографии» – передача сверхтиража книги «Зверский детектив» в дар фонду «Дом с Маяком» – детскому хоспису, сотрудники которого стараются исполнять мечты и наполнять жизнь ребенка и его семьи радостью. У ребят нет возможности сходить на встречу с автором, а потому эта замечательная книга приедет к ним сама. Еще одна часть сверхтиража отправилась в библиотеку детского дома в Кирове, где расположена типография. А это значит, что у зверски увлекательной истории появятся новые почитатели.

Для тех, кто только готовится познакомиться со «Зверским детективом», мы публикуем отрывок из книги «Логово волка». Так сказать, для затравки…

“Бар «Сучок» был забит под завязку, как обычно. Те, кому не хватило столиков, ели с пола. Барсук Старший покосился на двух залётных сычей, примостившихся под соседним столом и цедивших из трубочек мутный мухито. Сам Барсук никогда до такого не опускался. Сидеть нужно за столиком. В крайнем случае — у барной стойки. Пить мухито под столом — это просто себя не уважать. А таким, как эти двое сычей, вообще не следует пить мухито, — между прочим, если бы они спросили его мнение, он бы так им прямо и сказал. Уж кто-кто, а Барсук Старший знал толк в мухито. И в сычах он тоже знал толк. Сладко- терпкий коктейль с забродившими домашними мухами — напиток коварный. Сыч закажет его разок, потом ещё и ещё раз — и, глядишь, вот он уже затянул свои печальные народные песни, и глаза у него подёрнулись бессмысленной птичьей плёнкой …
— Вам чего? — завопил над ухом официант Йот, то ли перекрикивая шум, то ли просто от нервов.
Барсук всегда приходил в бар «Сучок» по пятницам. И вовсе не потому, что другого бара в Дальнем Лесу не было, — хотя другого и не было. А просто потому, что он любил это место. Здесь можно было расслабиться после долгой рабочей недели. Подёргать усом под музыку в стиле плеск-треск. Поболтать с друзьями. И вкусно поесть. К примеру, фирменное блюдо от шеф-повара «Пень-Колода». Большой, жирный, трухлявый, полный чуть подкопчённых на солнце личинок …
— Мне, пожалуйста, «Пень» …
Нет. Нет. Нет. Он ведь дал себе слово, что будет худеть. Будет сбрасывать лишний жир, из-за жира он совершенно не в форме. Как преследовать преступника с таким количеством барсучьего жира?.. Так что — бег трусцой и маленькие порции пищи. Полезной пищи …
— «Пень-Колоду»? — сварливо уточнил Йот.
— Нет. Пожалуй, всё же не «Пень» …
— Определитесь! — завизжал Йот и швырнул на пол блокнот для записи заказов. — Чего вы всё-таки хотите? Вас тут много, а я один! Я совершенно один! И все чего-то хотят! Боже мой! Ах-ха-ха-ха-ха-а-а!
Официант Йот затрясся в приступе хохота. Йот был койотом с очень расшатанной психикой. Его хохот обычно перерастал в рыдания. Всё из-за несчастного детства. Койоты из его стаи были бандитами из Ближнего Леса; в своё время Барсук Старший не раз предлагал им встать на путь исправления, предупреждал, что до добра преступная жизнь их не доведёт, но поделать ничего не мог — на преступников Ближнего Леса его полномочия не распространялись … Так что он мог лишь давать советы — а койоты презрительно хохотали в ответ. И вот однажды все они полегли
в стычке с другими бандитами за пограничную приозёрную территорию. Все в одну ночь. Кроме Йота — ему удалось спрятаться, он тогда был ещё ребёнком. Барсук Старший, прибывший на место бойни, забрал малыша Йота сюда, в Дальний Лес, и позаботился о том, чтобы его взяли на воспитание законопослушные животные. Чтобы он не пошёл по кривой преступной дорожке …
— Ах-ха-ха! То одно, то другое! То пень, то не пень! — всхлипывал Йот.
Двое сычей, оторвавшись от мухито, таращились на Йота возмущёнными круглыми глазами. На клюве одного из них повисла жирная забродившая муха…”

Дальше – сами!