Фото: Владимир Гердо/ТАСС

5 ноября стартовал приём заявок на Всероссийский литературный конкурс для подростков «Класс!». Один из членов его жюри – лауреат премий «Русский Букер» и «Ясная Поляна», автор романов «Стрекоза, увеличенная до размеров собаки», «2017» и «Прыжок в длину» Ольга Славникова. Писательница рассказала нам о своем пристрастии в еде и о том, как каталась на товарняках с пацанами.

Без чего не бывает настоящего детства?
Без авантюры. Моё детство проходило ещё в догаджетовскую эпоху и, если сейчас игровой интерес реализуется онлайн, тогда – исключительно офлайн. Со всеми вытекающими. Минимально – с царапинами, а максимально – с вывихами, переломами и так далее. Детство для меня – игра, в которой есть острота.

Какое было ваше любимое время года в детстве и какое сейчас?
У меня всегда любимым временем года была осень. Хотя кончались каникулы, именно осенью почему-то возникало ощущение больших возможностей, большого пространства жизни. Осенью хотелось читать. Даже больше, чем летом, хотелось на выходные куда-то ездить, встречаться с теми, кого давно не видел. Я очень любила запах палых листьев и осеннего костра. Ещё помню потрясающий запах винограда около уличных фруктовых ларьков, в холодную погоду он стоял совершенно особенный, сказочный.

В детстве бывают разные ситуации, в том числе конфликтные. Как вам кажется, можно ли отвечать силой на слова?
Можно, а иногда и должно. Потому что слова – это агрессия. Причём зачастую трусливая агрессия. Когда тебя оскорбляют, честнее ударить, чем оскорбить в ответ, потому что оскорбление – всегда ложь о человеке. Если один на одного – это честно. Ты не лжешь, не манипулируешь, ты повышаешь ставки. Это такая проверка на самом деле. Не только для мальчиков, но и для девочек тоже.

Может возникнуть проблема, что за оскорбление воспримут слова, которые изначально произносились не с целью оскорбить.
Да, и у взрослых людей та же самая история. Кто-то более чувствительный, кто-то менее чувствительный. Сейчас я вообще вижу тренд на культивирование травмы, обиженности. В моде безумная чувствительность к нарушению личного пространства. Конечно, тут есть и спекулятивный момент, когда якобы обиженный, травмированный имеет некие дополнительные права и преференции. Что тут сказать? От профессионального обиженного не убережешься, как ни подбирай слова. Уважающий себя человек не станет во всякой беседе ходить на цыпочках по одной досточке. Если вышла неловкость – объяснись. Не слушают – отвернись.

Какая у вас была любимая еда в детстве?
Первое, что я научилась готовить, – это плов. Сложное блюдо, многокомпонентное. Когда у меня получилось, это было лучшее, что я ела в жизни. С тех пор моё пристрастие к плову сохранилось, хотя я встречала людей, которые готовят его гораздо лучше меня. Но тем не менее, когда в детстве я всех накормила ужином, меня похвалили родители и всем понравилось. Это было очень здорово.

Врали ли вы родителям в детстве и бывают ли, на ваш взгляд, случаи, когда ложь оправдана?
Врала. Моя мама просто сошла бы с ума, если бы узнала, что я катаюсь на товарняках в компании пацанов. Мне нравилось, но я прекрасно понимала, как мои приключения не понравятся ей. Конечно, я от неё это скрывала. Вообще, от родителей приходится скрывать многое и в детстве, и во взрослом возрасте. Оправдана ложь в том случае, если мы ею родителей бережём.

Если бы у вас была возможность написать себе письмо в детство, чтобы вы написали?
Ничего не бойся.

РАССКАЗАТЬ В СОЦСЕТЯХ: